Как «русский Спайдермен» подорвал репутацию Национального банка Колумбии

Опубликовано: 25.05.2022

Калининградскому экстремалу запретили въезд уже в пять стран, но его в планах – новые восхождения на высотные здания [экстремальное видео]

Павел Гогулан, более известный как «русский Спайдермен» или «русский Человек-паук», залезает без страховки на самые высокие здания в мире и считает крыши «центром притяжения и таинственной вещью». Вскарабкиваясь на высоту нескольких сотен метров, Павел шокирует своих подписчиков в Инстаграме, прохаживаясь по узким балкам и парапетам, повисая над бездной на руках (а то и на одной руке) или перепрыгивая с одного небоскреба на другой. Что заставляет его это делать, Павел рассказал «Комсомолке».

Лучше нет красоты, чем взглянуть с высоты

— Первый и главный, наверное, вопрос от читателей: «Зачем этот парень лезет на крыши?» И правда, зачем ты это делаешь?

— Человек в большом городе чувствует отчужденность. А когда он поднимается наверх, город становится узнаваемым и своим.

— Ты раньше боялся высоты или у тебя с этим проблем никогда не было?

— Изначально практически все боятся высоты, но почти всегда можно преодолеть эту боязнь. Есть такое выражение: «Если долго смотреть в бездну, то бездна начинает смотреть в тебя». Вот и когда ты постоянно смотришь с большой высоты вниз, у тебя потихонечку страх проходит.

— Помнится, в соцсетях ты написал о приезде в Калининград: «Я дома». Но ведь ты сейчас проживаешь в Питере. Так, что тебя сейчас связывает с нашим городом?

— Я здесь родился и вырос! А уехал только в 2012 — учиться в Санкт-Петербургском государственном университете. Но я периодически приезжаю на свою малую родину. Мне интересно смотреть, как меняется Калининград. Я тут не был с 2015-го, потому что три с половиной года путешествовал. Конечно, город немного привели в порядок, но надолго ли это, не знаю.

— В Калининграде мало высотных зданий, но ты где-то успел побывать в этот приезд?

— Согласен, Калининград скуден на небоскребы, зато богат немецким наследием, которое с высоты мне особенно радует глаз.

Как «русский Спайдермен» подорвал репутацию Национального банка Колумбии

Не каждому дано сорваться с Колизея

— Ты путешествуешь по миру в связке с руфингом (проникновение на крыши зданий и пребывание на них – Ред.), а как зарабатываешь на жизнь?

— То, чем я занимаюсь за границей — не руфинг Это билдеринг, производное от английского слова «building» (что в переводе означает «здание») и болдеринг (а это такой вид скалолазания). Получается: городское скалолазание по зданиям. Иногда находятся спонсоры, иногда я нахожу какую-то работу в той стране, где в данный момент нахожусь. Работа обычно черная, поскольку статус туриста легально трудоустроиться не позволяет. В Мексике, например, я продавал русские пирожки. В Перу был тренером в спортзале. Знание языка на такой непритязательной работе, кстати, совсем не обязательно. Главное – не связываться с теми работодателями, которым ты инстинктивно не доверяешь, у которых просматривается фальшь в глазах.

— Когда ты впервые забрался на высоту без страховки?

— Именно на высотное здание (выше 100 метров) — в 2016 году в Мексике. На высокий объект (это был башенный кран) — в 2015 году. А на обычное здание – еще в 2014 году.

— Кто тебя впервые назвал «русским Спайдерменом»? И кто еще из россиян, по-твоему, достоин этого звания?

— Впервые меня так назвали зарубежные СМИ, а точнее, мексиканские, с тех пор прозвище и прилипло. А второй вопрос… Я как-то не слежу за российскими ребятами, но, думаю, в Москве и Питере такие есть.

— Какие высоты еще у тебя в планах и какая высота из уже покоренных тобой на сегодня самая большая или самая сложная?

— Вообще-то, я стараюсь не распространятся о своих планах. Следую принципу «Хочешь конца — не говори начала». Самый высокий – 424 метра – «мой» небоскреб находится в Нью-Йорке, на Парк Авеню. Ну а самым сложным для меня был римский Колизей, он был технически трудным из-за дождя, который пошел, когда я уже спускался. Я сорвался с высоты пяти метров, но ничего себе не повредил.

Как «русский Спайдермен» подорвал репутацию Национального банка Колумбии

«Полицейским тоже интересно, зачем я это делаю»

— Как часто по ходу твоих восхождений возникают конфликты с полицией?

— Регулярно! Если совершаешь подъем без разрешения, то наверху тебя обычно уже ждут блюстители порядка. Смысла убегать нет, да и сил для этого тоже уже не остается. Да и зачем? Как показывает практика, ничего серьезного за это не светит. Во-первых, к иностранному туристу положено относиться довольно снисходительно. Во-вторых, полицейским самим интересно, зачем я это делаю, тут, наверное, играет роль человеческий фактор. Так, например, было в Чили, где меня отпустили с миром из отдела полиции просто потому, что я чем-то импонировал начальнику. Хотя, допустим, в США такое не пройдет, там попадаешь в задницу, пусть и не очень глубокую. То есть, арестуют и отвезут в суд, где в течение суток вынесут приговор. Мне дали 3 дня социальных работ (они заключались в уборке улиц) и, конечно же, обнулили визу. Вообще я уже потерял право въезда в Мексику, Чили и Колумбию на год, в Кубу – на три года, в США – на 5 лет. А вот штраф ни разу не платил.

— Где самые комфортные тюрьмы, на твой взгляд?

— В Канаде. Там прямо как санаторий. Я входил в камеру, там отсыпался и отъедался сутки, а потом меня отпускали.

— Насколько известно, в последний раз тебя задержали во втором по величине городе Колумбии – Медельине, где ты забрался на здание Национального банка?

— Да, меня тогда отвезли в миграционную службу, где предложили подписать бумагу с обязательством покинуть страну в течение 5 дней. В противном случае, могли бы закрыть примерно на год. Это оказалось одно из самых охраняемых зданий, и из-за того, что я на него сумел тайком забраться, репутация банка слегка пошатнулась.

ИСТОЧНИК KP.RU

Источник: www.kp.ru