Мать все еще ждет…

Опубликовано: 25.05.2022

Епистиния Степанова отдала Родине самое дорогое — девять своих сыновей [фото, видео]

Даже короткий рассказ о трагической судьбе Епистинии Степановой из кубанского городка Тимашевска заставляет сердце тоскливо сжаться. Война смертельной косой прошлась по всей ее семье. Она с лихвой познала горечь разлуки с родными сыновьями, каждый день верила, что дети вернутся. Но не случилось, не дождалась…

17-летнего Сашку запытали белогвардейцы (1901—1918)

В разгар летней страды 1918-го Степановы убирали первый урожай. В тот страшный день хутор, в котором жила семья, оказался меж двух огней – «белых» и «красных». Над крышами хат то и дело свистели пули, одна из которых ранила 17-летнего Сашку, когда он перебегал к амбару. К счастью, пуля лишь слегка задела руку, окрасив белую рубашку сына в алый цвет. На этот знак никто не обратил внимание.

К вечеру, когда стрельба стихла, Саша поехал искать сбежавшую лошадь. Но домой он больше не вернулся.

Мать все еще ждет…

В поле Александра схватили белогвардейцы. Приняв за красного разведчика, они отвезли юношу в станицу Роговскую. Сашу – сына активиста ревкома Михаила Степанова – опознал один из бандитов. Александра зверски пытали, ему выбили глаза и зубы, хотели узнать, где скрывается его «красноперый» отец. Но юноша молчал. В итоге его расстреляли, а затем вместе с остальными неугодными свозили к глинищу (яма. – Авт.), сбрасывали туда и закидывали землей.

На память о сыне у матери осталась школьная грамота «За отличную учебу». Мальчик был гордостью семьи.

Смерть Саши стала настоящим ударом для Епистинии. Тайком она вытирала наворачивающиеся на глаза слезы, но продолжала работать по хозяйству, заниматься воспитанием детей. После Гражданской войны у Степановых родились сын Павел, дочь Вера, которая подростком угорела в хате. А затем и еще один сын, которого нарекли в честь погибшего брата, — Александром. В семье его, самого маленького, так и звали — Мизинчик.

Николай (1903—1963) вернулся с фронта, но умер от ран

Второй по старшинству сын Епистинии ушел бить фашистов в августе 1941-го. 38-летний рядовой Степанов сражался на Северном Кавказе, освобождал от врага Украину, а уж сколько раз он находился на волосок от смерти и не счесть!

Мать все еще ждет…

В октябре 1944-го осколки серьезно повредили правую ногу Николая. Часть вытащили, а до остальных добраться не удалось. Пока за жизнь солдата боролись врачи, Епистинии ошибочно отправили «похоронку».

А в августе 1945 года похудевший, бледный, опираясь на палку, он появился на хуторе. Свершилось то, о чем мать так долго молила Бога.

— Коля, что же ты не написал? – не веря своим глазам, спрашивала женщина.

— Не хотел обнадеживать, думал, не выдюжу… — отвечал Николай.

Спустя 18 лет от ранений, полученных на фронте, умер единственный вернувшийся с войны сын Епистинии Федоровны.

Но именно возвращение Николая на всю жизнь поселило в сердце матери надежду на то, что вернутся и другие сыновья, главное — верить.

Василия расстреляли в концлагере (1908 -1943)

На фронт Василий ушел в первые дни Великой Отечественной войны. Он освобождал Крым в составе 553-го артиллерийского. Часто слал весточки матери с фронта, но в 1942-м его попал в плен. Однако Степановы не из тех, кто сдается. Солдат собрал волю в кулак и бежал из концлагеря.

Мать все еще ждет…

На Днепропетровщине он связался с подпольщиками, а через них — и с партизанами. 2 ноября 1943 года он должен был взорвать мост через реку, но не успел — фашисты схватили и вновь отправили за колючую проволоку. Его жестоко пытали, но он стойко держался, не проронив и слова. В декабре 35-летнего Василия расстреляли и похоронили в братской могиле.

О смерти сына Епистиния узнала лишь в 1944-м, когда советская армия освободила Украину…

Филиппа замучили до смерти (1910—1945)

Ему, как и брату Василию, довелось воевать в Крыму. Однажды они даже встретились на фронтовой дороге.

Мать все еще ждет…

Последнее письмо от Филиппа пришло в мае 1942-го. Он рассказывал, что служит на юге, скоро, по его словам, должно было начаться большое наступление, потом ставшее известным как Харьковский котел.

Мать все еще ждет…

Во время боя за Харьков Филиппа пленили. Как и старший брат Василий, он смог бежать из концлагеря, но гитлеровцы его схватили, зверски избили и отправили в лагерь в одном из промышленных районов Германии. Именно там он и нашел свой покой – Филипп умер от голода в феврале 45-го. Ему было 35 лет.

Мать все еще ждет…

Федор пал за Халхин-Гол (1912—1939)

В мае 1939 года 27-летний Федор Степанов окончил курсы командиров в Краснодаре. И младшим лейтенантом поехал служить на Дальний Восток.

149-й мотострелковый полк маршем прибыл к району реки Халхин-Гол. Ранним утром 20 августа бойцы поднялись в атаку, и в первый же день наступления Федор погиб. Земле его предали там же, на Халхин-Голе, в братской могиле. А на Кубань отправили «похоронку».

Мать все еще ждет…

— Ваш сын, Степанов Федор Михайлович, подлинный Герой РККА, — говорилось в письме командования.

За этот подвиг Федора Степанова посмертно наградили медалью «За отвагу».

Ивана бежал от немцев 10 раз (1915—1942)

Великая Отечественная война застала 27-летнего парня в Белоруссии сразу же после начала войны. После нескольких дней сражений полк Ивана оказался в окружении. Лейтенант Степанов, тяжело раненный, был схвачен, но, поправившись, — бежал. Его снова поймали, и вновь он умудрился вырваться на свободу. В плен Иван попадал 10 раз.

Мать все еще ждет…

Осенью 1941 года Иван, изнуренный голодом, добрался до деревни под Минском. Его укрыли в семье колхозника. А затем ушел в партизанский отряд, ходил в разведку, писал листовки. Но в апреле 42-го его выследили и расстреляли.

Илья сгорел в танке на Курской дуге (1917—1943)

Когда в октябре 1937 года Илью призвали на службу в армию. Он, как и мечтал, стал танкистом. Боевое крещение он принял в первый же день войны. 22 июня немцы начали бомбить расположение танкистов. В одном из первых боев осколок вспорол брюшную полость Илье, второй вонзился в плечо. Хирурги чудом спасли мужчину, а осенью 1941-го приехал к матери долечиваться.

Но не прошло и нескольких месяцев, как Илья вновь ушел на фронт. Защищал Москву, где снова получил ранение, и на этот раз лечился в госпитале Сталинграда.

Мать все еще ждет…

— Живу хорошо. Нитки попались крепкие, и живот держат крепко… Скоро будем давать фрицам перцу, — писал он с берегов Волги в ноябре 1942-го в Алма-Ату сестре Варе, находившейся там в эвакуации. Вместе с ней могла быть и Епистиния, но женщина поехать отказалась. Мать переживала, вдруг вернутся сыновья домой, а в хате никто их не ждет.

Но Илья на родину не торопился. Он сражался в Сталинградской битве, где 12 декабря 1942-го получил третье ранение, но вновь выкарабкался. Он погиб в июле 43-го на Курской дуге.

Павел пропал без вести на Брянском фронте (1919—1941)

Летом 1941 года лейтенант Павел Степанов служил на Украине в 141-м гаубичном артиллерийском полку 55-й стрелковой дивизии. В ночь на 23 июня полк выдвинулся к Бресту на помощь пограничникам. Из-за вражеской авиации были потеряны боеприпасы и большая часть орудий.

Мать все еще ждет…

Полк начал отступление на восток. Для прикрытия артиллеристы оставляли заслоны из одной-двух гаубиц в местах, наиболее удачных для организации засад. Один из этих заслонов и возглавил 22-летний Степанов. С тех пор его никто не видел, а матери домой отправили конверт со справкой «пропал без вести».

«Мизинчик» подорвал себя гранатой (1923—1943)

Младший Саша тайком от матери бегал в военкомат. Взять на фронт его не имели права — шестеро братьев уже служили, двое погибли за Родину. Но парень добился своего.

Осенью 1943 года в составе стрелкового подразделения гвардии Александр Степанов одним из первых форсировал Днепр и ценой больших усилий вместе со своими бойцами удерживал плацдарм. 2 октября на подступах к Киеву было отбито шесть мощных атак немцев.

Мать все еще ждет…

Когда от роты остались считанные единицы, немцы бросили против нее до батальона пехоты. Остановить такую лавину нашим было не под силу… Последней связкой гранат Степанов подорвал себя и фашистов.

25 октября 1943 года ему посмертно присвоили звание Героя Советского Союза. «Мизинчику» было 20 лет.

Мать все еще ждет…

«Все сыны идут, а моих все нет»

Война закончилась. С фронта возвращались тысячи солдат, они спешили к своим родным. В толпе стояла Епистиния и всматривалась в лицо каждого человека в военной форме. Но сыновей своих так и не встретила.

— Земля, скажи ты мне, где же мои сыны? – сквозь слезы молила женщина.

Сколько раз иглы с невыносимой болью вонзались в сердце матери при получении ужасных известий. В ее глазах читались боль и грусть. В них уже давно нет той искры, что была раньше. Они были потерянные, безжизненные, уставшие. Глаза женщины… По-настоящему пожившей женщины. Сполна хлебнувшей горя и несчастья. Знающей не на словах – это ее жизнь.

Мать все еще ждет…

И хотя Епистиния Федоровна не воевала, она одна из первых была награждена боевым орденом «Мать-героиня».Она никогда не прекращала оплакивать своих погибших сыновей, но нашла в себе силы жить для внуков и правнуков, которые до последней секунды окружали ее заботой и теплом. Епистиния Степанова скончалась в 94 года.

В Тимашевске установлен памятник Матери солдат и до сих пор работает музей, посвященной семье Степановых.

ИСТОЧНИК KP.RU

Источник: www.kp.ru