На баррикадах Севастополя

Опубликовано: 08.08.2021

В центре города – диктатура российского флага, создающая впечатление единого порыва к единению с Россией. Но гражданский раскол все-таки есть. И раскол этот невидим. Проходит он по семьям, трудовым коллективам, дворам, и по отдельно взятым душам.

Настроения в городе

Вчера около часа ночи я вышел подышать весенним воздухом и послушать ночную севастопольскую тишину.

Разговаривали несколько подростков (девчонки и парни). Тема разговора: «Если война, то за кого воевать – за Украину или Россию». Между ребятами возник спор, очень быстро переросший в ругань с матом и угрозами.

Вмешалась девочка:

— А я пойду на два фронта воевать. Я медсестра, и я буду и тех и других перевязывать.

— Ну и дура, — отозвался один из парней. – Тебя как перебежчицу убьют либо там, либо здесь. Тебе надо определиться.

— Пусть меня лучше убьют, но определяться не буду. У меня мама русская, а папа из Житомира.

Утром прихожу в университет, студентка плачет. Оказывается, у нее старший брат заблокирован российскими войсками в украинской части. Девочка боится, что россияне начнут штурмовать, и брата убьют. Однокурсники ее утешают:

— Ну, хочешь, мы пойдем живым щитом встанем?

Если в центре города российские флаги, русские песни и приподнятое настроение, то на окраинах – депрессуха, скепсис и скрытая партизанщина.

Знакомый с окраины мне пожаловался: стекла у машины побили. Спрашиваю, за что? Его версия: за агитацию. Мой знакомый агитировал вступать в севастопольскую самооборону сторонников майдана (есть и такая), мотивируя свою позицию следующим образом:

— Новому правительству в Киеве надо дать шанс. На воров они вроде не похожи. Может в стране, наконец, порядок появится.

Раскол практически везде. У большинства не митингующих людей настроение возбужденное и подавленное одновременно. Люди боятся откровенно высказываться. Оптимальная стратегия – уйти в нейтрал. Как минимум, отношения ни с кем не испортишь. А как максимум… Максимум здесь – это война, о возможности которой в Севастополе думает каждый.

Блокпосты

Севастопольские баррикады – это блокпосты русской самообороны. Их не менее четырех. Расположены они на въезде в севастопольский район, и, по сути, являют собой военизированные мини-поселки с автономными полевыми кухнями, мини-казармами в виде армейских палаток и мини-войском из местных активистов. Цель блокпостов – недопущение в город лавины сторонников майдана из других регионов Украины.

На разных блокпостах разный контингент защитников. На ялтинском кольце много студентов. Они вежливо просят открыть багажник и затем вежливо извиняются за беспокойство. На Орловском мосту и в Верхнесадовом дежурят местные жители из близлежащих сел. Там ребята попроще. Они тоже стараются быть вежливыми, но у них это получается уже гораздо хуже, из-за чего на блокпостах вспыхивают различного рода инциденты: то местного прокурора из машины пытаются вытащить, то с братвой из соседнего бахчисарайского района найти язык не могут, то еще что-нибудь.

На каждом блокпосту свой атаман, который всем заправляет и держит контакт с центром. На Верхнесадовом атаман похож на партизана Великой отечественной: борода, животик, портупея и сапоги. В Орловке — на Петлюру. На Ялтинском кольце – на красного командира гражданской. И боевые отряды у них соответствующие.

Только что по ТВ показали наличие на блокпостах Беркута и казаков, но еще вчера их не было.

Еще одна достопримечательность блокпостов – это полевые кухни. Трудятся на них женщины, готовые накормить всех без исключения мужиков. Надо только на вопрос «вы кто?» уверенно ответить: «Русский блок». Если у вас есть свое транспортное средство, то вы можете вообще не покупать себе еду, путешествуя весь день по севастопольским блокпостам.

Самый шикарный стол был накрыт на блокпосту в Верхнесадовом. Приятель, который со мной ездил, потирая руки, отметил: «Прямо как на свадьбе». Нам предложили: четыре сорта свеженапеченных домашних пирожков, пельмешки, несколько сортов порезанной колбасы, украинское сало, вареную картошечку, соленые огурчики, чай из местных лечебных трав. Сигареты – бесплатно и в любом количестве. В общем, севастопольцы своих бойцов без поддержки не оставляют.

Российские войска

Их везде показывают, но живьем их в самом Севастополе мало кто видел.

С российским военным специалистом я лицом к лицу встретился на одном из блокпостов. По всей вероятности, это был офицер. Он был в камуфляже, с рожками патронов на груди и убранной в чехол снайперской винтовкой. Инструктировал защитников блокпоста на случай нападения.

— Ребята, вы должны понимать, что если лавина пойдет сюда, то вас покрошат в винегрет за две минуты. Поэтому ваша задача в случае нападения, сообщить нам и разбегаться в разные стороны.

Кто-то из защитников блокпоста выкрикнул:

— Вы нам лучше оружие дайте. А разбегайтесь сами.

Послышался дружный смех, после чего инструктаж продолжать смысла не было.

Потом про этого военного специалиста нам рассказали на другом блокпосте. Рассказывали с иронией.

— Умный такой. Сам с винтовкой ходит, а нам подручными средствами предлагал отбиваться.

На русские штыки здесь, в Крыму, конечно, надеются, но есть элемент недоверия. Россия бросила всех в 1991-ом, не поддержала президента Крыма Мешкова в 1995-ом. А вдруг сейчас что-то там у Путина заклинит, Америка надавит, и войска выведут? Что тогда ждет тех, кто в самообороне, перешедших на сторону народа силовиков, тех, кто стоял с российскими флагами перед камерами всего мира? Многие считают, что Крым и крымчане должны иметь свое оружие, дабы оборонять себя самостоятельно.

Вообще, ситуация в городе похожа на предвоенную или предреволюционную. Стали появляться анекдоты текущего момента: «Я сам добрый, но автомат у меня злой». Революционные словечки: «Бандерлоги», «майданутые». Надписи и лозунги: «Бандеры не пройдут», «Кто к нам с мечом придет…» — и в устной форме вторя часть: «…тому в задницу и засунем».

Как никогда теплая выдалась весна в Севастополе. Тихие безветренные ночи. Мамочки с колясочками в парках и площадях. Горожане, кормящие чаек на пристани…