Национально-освободительное восстание 1916 года в Казахстане

Начавшаяся в 1914 г. первая мировая война, в которой участвова¬ла и царская Россия, принесла ее народам тягчайшие страдания:
усилился социальный и национальный гнет, неизмеримо увеличи¬лись произвол и насилие царских чиновников на окраинах империи.
В Казахстане продолжалось массовое изъятие земель у казахов, в первую очередь в северо-восточных районах Сырдарьинской, на юге Семиреченской и ряде других областей. В одной лишь Семиреченс кой области за первые три года войны было изъято 1800 тыс. дес. лучших пастбищных и пахотных угодий, а истинные хозяева этих земель — казахи — силой были выселены в мало- или совершенно непригодные для ведения хозяйства пустынные и полупустынные районы. Отобранная у казахов земля раздавалась царским офицерам, чиновникам, духовенству, казачьему войску и крестьянам-пересе¬ленцам из России и с Украины. К середине 1916 г. общая площадь изъятых у казахского населения земель составила 45 млн. дес. Война поглощала огромное количество сырья, продовольствия, скота и других материальных ценностей. В связи с этим на плечи казахского населения обрушились новые тяготы: обязательные поставки мяса, массовая реквизиция скота, был введен новый военный налог с кибиток, увеличены земские сборы и байский волостной алым —сбор для содержания волостных управителей, а также дорожные и другие сборы. Налоги на местное население с началом войны возросли в 3—4, а в отдельных случаях — в 15 раз.
В 1916 г. рост классового и национального угнетения, ненависти к войне становился повсеместным. Война ускорила процесс вызрева¬ния общенационального кризиса в стране, одним из ярких проявле¬ний которого стало национально-освободительное восстание 1916 г., охватившее почти все регионы Казахстана и Средней Азии.
Главными причинами восстания явились факторы социально-экономического и политического характера: усиление колониально¬го гнета, изъятие земель, рост налогов и поборов, эксплуатация трудящихся, политика русификации, проводимая царизмом в отно¬шении казахского и других коренных народов региона, резкое ухудше¬ние положения широких масс в связи с войной.
Непосредственным поводом к восстанию был царский указ от 25 июня 1916 г. о мобилизации в армию на тыловые работы «инородчес¬кого» мужского населения Казахстана, Средней Азии и частично Сибири в возрасте от 19 до 43 лет, реквизированных планировалось использовать для работ по устройству оборонительных сооружений и путей военных сообщений в районедействующей армии. Из Казахста¬на и Средней Азии должны быть реквизированы 400 тыс. человек, в том числе из степных областей Казахстана — более 100 тыс., из Семиречья — 87 тыс. человек.
В начале июля почти во всех регионах Казахстана начались сти¬хийные выступления, вскоре переросшие в вооруженное восстание. Первыми удар народного гнева приняли на себя волостные управите¬ли, аульные старшины и прочие низовые агенты царской администра¬ции, непосредственно составляющие списки на тыловые работы. Пользуясь отсутствием у казахов метрических свидетельств, они произвольно включали бедняков в списки независимо от возраста, а байских сыновей за взятки освобождали от призыва. На практике система составления списков породила массовое взяточничество и злоупотребления.
К тому же царские власти освободили от набора должностных лиц, волостных, сельских и аульных управителей, низших полицейских чинов из коренных жителей, имамов, мулл и мударисов, счетово¬дов и бухгалтеров в учреждениях мелкого кредита, учащихся высших и средних учебных заведений, чиновников правительственных уч¬реждений и лиц, пользующихся правами дворян и почетных граждан.
Трудящиеся, доведенные до отчаяния жестоким указом царя и несправедливыми методами его исполнения на местах, вооруженные чем попало, бросились на представителей царской власти: волостных управителей, аульных старшин, полицейских, казаков, чиновников и с криками: «Не дадим людей!» —расправлялись с ними. Они поджи¬гали канцелярии и дома волостных управителей, аульных старшин, уничтожали делопроизводство и списки мобилизованных, наивно полагая, что таким путем избавятся от набора на тыловые работы.
Постепенно стихийное движение стало принимать организован¬ный характер: появились его крупные очаги в Тургае и Семиречье во главе с признанными лидерами А. Имановым, А. Джангильдиным, Т. Бокиным, Б. Ашекеевым, У. Саурыковым, Ж. Мамбетовым и др.
Восстание охватило весь Казахстан и переросло в национально-освободительное движение, направленное против военно-колониза-торскойиширокомасштабнойрусификаторскойполитикицаризмаи в определенной степени — против феодально-байской верхушки аула. Вместе с тем выступление было направлено против империалисти¬ческой войны, приведшей к кризису народного хозяйства и крайней степени обнищания народа. В этом оно смыкалось с революционной борьбой рабочего класса и крестьянства России. Главной целью восстания 1916 г. являлось национальное и политическое освобожде¬ние, подводящее итог всей предшествующей борьбе казахского наро¬да за свободу и независимость.
Основной движущей силой восстания были широкие ело'! нацио¬нального крестьянства— шаруа, а также представители нарождавше¬гося рабочего класса, ремесленники. Участвовали в нем и пр. зстави- „ тели других слоев казахского народа: баи, волостные управители, бии, .-, а также демократическая интеллигенция. ;
В целом национально-освободительное движение 1916 г. в Казах- ,, стане было мононациональным, за исключением его южных областей (Семиречья и Сырдарьинской области), где наряду с казаками в восстании участвовали уйгуры, узбеки, киргизы, дунгане и представи¬тели некоторых других народов.
В казахском обществе отношение к указу царя и восстанию было неоднозначным: определенная часть феодально-байской верхушки, а также чиновники так называемой туземной администрации безого¬ворочно поддерживали царский указ и стали его главными проводни¬ками в жизнь; радикальные представители казахской интеллигенции (Бокин, Ниязбеков, Жунусов) резко выступили против него и 1.ризы-вали народ к вооруженному сопротивлению, а лидеры либерально-демократической интеллигенции, объединенные вокруг газеты «Ка¬зах» (А. Байтурсынов, А. Букейханов, М. Дулатов), занимали нереши¬тельную позицию. Они неоднократно пытались убедить царскую администрацию не спешить с мобилизацией, провести подготови¬тельные мероприятия, вместе с тем призывали не оказывать сопро¬тивления выполнению указа, не без основания полагая, что безоруж¬ный народ станет жертвой жестоких репрессий царизма. ,
Крупнейшими центрами восстания были Семиреченский и Тур-гайский очаги. В Семипалатинской области вооруженное сопротив¬ление приняло массовый характер уже в июле — августе. Повсемес¬тно организовывались повстанческие отряды, вооруженные пиками, охотничьими ружьями, холодным оружием. 17 июля в Семиречье и Туркестанском крае было объявлено военное положение. Царские власти перебрасывали сюда крупные военные силы, укрепляли воен¬ные гарнизоны, из зажиточных слоев переселенческого населения Семиречья создавали вооруженные отряды для расправы с казахски¬ми и киргизскими повстанцами. Крупные столкновения повстанцев с царскими карателями произошли в урочище Асы, горной долине Каркара, в районе ст. Самсы, в районах Кастека, Нарынкола, Чарына, Курама, в Садыр-Матайской волости Лепсинского района и в других местах. В сентябре — начале октября значительная часть семиречен-ских повстанцев, теснимая со всех сторон карательными отрядами, вынуждена была отступить с упорными боями, уйти в Западный Китай.
В то время, как в Семиречье повстанческое движение было жес¬токо. подавлено, в Тургайской степи оно набирало силу и нарастало с каждым днем. Тургайское восстание, во" главе которого стояли А. Иманов и А. Джангильдин, было самым упорным и длительным. Как свидетельствуют архивные документы, численность повстанчес¬ких отрядов в самый пик восстания составляла около 50 000 чел. Из , десятков тысяч неорганизованных повстанцев А. Иманов создал стройный дисциплинированный военный организм, разделенный на десятки, пятидесятки, сотни и тысячи. Во главе каждого из подразде¬лений соответственно были поставлены онбасы (десятник), елубасы (пятидесятник), жузбасы (сотник), мынбасы (тысячник). Было сфор¬мировано специальное подразделение снайперов (отряд мергенов). А. Иманов был избран сардарбеком — главнокомандующим повстан¬цев, при нем функционировал военный совет — кенес. •
В районах, контролируемых повстанческой армией А. Иманова, по существу, была отстранена от управления низовая аульно-волост-ная администрация, гражданская власть перешла в руки повстанцев. А. Иманов и возглавляемый им совет организовали службу тыла, поручив специально назначенным лицам (элбеги), обеспечение пов¬станцев продовольствием и лошадьми, изготовление в кузницах самодельных ружей, сабель, кинжалов, пик и т. д.
22 октября 15 тыс. повстанцев во главе с А. Имановым окружили г. Тургай. Осада города продолжалась несколько дней. Тем временем к городу в трех направлениях двинулся карательный корпус генерал-лейтенанта А. Лавретеньева. Получив сведения о приближении пре¬восходящих сил царских карателей, повстанцы сняли осаду Тургая и выступили навстречу отрядам царских войск. 16 ноября сарбазы общей численностью около 12 тыс. человек во главе с А. Имановым в районе почтовой станции Топкойма атаковали карательный отряд подполковника Катомина. Основная масса повстанцев, чтобы сохра¬нить живую силу, во второй половине ноября отошла на 150 км от Тургая и сосредоточилась в районе Батпаккары. Отсюда совершались партизанские рейды против карателей со второй половины ноября 1916 г. до середины февраля 1917 г. Схватки между повстанцами и карателями происходили на Татыре, Акчиганаке, Дугал-Урпеке, в Куйуке. Напряженными были бои в районе Батпаккары, где находил¬ся штаб А. Иманова. Они развернулись во второй половине февраля 1917 г. В этих боях повстанцы А. Иманова встретили Февральскую буржуазно-демократическую революцию.
В других регионах Казахстана восставшим также приходилось вести жестокие бои с превосходящими силами царских карательных отрядов. В Семипалатинской и Акмолинской областях против вос-ставшихдействовало 12 кавалерийских сотен, 11 усиленных пехотных рот, а против тургайских повстанцев царские власти бросили экспе¬диционный корпус в составе 17 стрелковых рот, 18 казачьих сотен, 4 кавалерийских эскадронов, 18 орудий, 10 пулеметов и проч. Однако карателям так и не удалось подавить восстание вплоть до самой Февральской революции. Только после свержения царизма восста¬ние в Тургайской области прекратилось.
Для подавления восстания в Семиречье'было направлено 95 рот в 8750 штыков, 24 сотни в 3900 сабель, 16 орудий и 47 пулеметов. В Семиречье были уничтожены десятки казахских и киргизских аулов, жестоким преследованиям подвергались мирные жители. Преследу¬емые царскими властями 300 тыс. казахов и киргизов, или четвертая часть коренных жителей Семиречья вынуждена была бежать в Китай.
Только по судебным приговорам, утвержденным генерал-губерна¬тором Куропаткиным, в Туркестанском крае на 1 февраля 1917г. было приговорено к смертной казни 347, каторжным работам —168, тюрем¬ному заключению —129 человек, не считая расстрелянных без суда и следствия, погибших от рук карателей и отрядов, сформированных из жителей переселенческих сел.
Восстание 1916 г. занимает особое место в истории многовекового национально-освободительного движения казахского народа. В усло¬виях империализма и первой мировой войны, Амангельды Иманов и другие руководители восстания подняли народ на борьбу за независи¬мость, которую начали в свое время Срым Датов, Исатай Тайманов, Махамбет Утемисов, Кенесары и Наурызбай Касымовы. Впервые после национально-освободительного движения под руководством Кенесары Касымова восстание 1916 г. имело всеказахский характер, охватив все регионы обширного края. Восстание имело антиколони¬альную и антиимпериалистическую направленность, классовый мо¬мент (борьба против феодальной верхушки аула) был второстепен¬ным по сравнению с главной задачей восстания национального и политического освобождения народа.
В последнее время отдельные исследователи26 (М. К. Козыбаев, А. К. Бисембаев), исходя из массовости движения, выдвижения общенациональных лозунгов в ходе восстания, создания отдельных элементов института власти восставшими (например, факты избра¬ния ханов), выдвинули тезис о том, что события 1916 г. необходимо расценивать как национально-освободительную революцию, одну из первых революций такого типа, происходивших в колониях царской России. Тезис интересный, но этот сюжет истории восстания 1916 г. требует специального исследования, равно, как ныне забытый тезис, высказанный А. В. Пястковским еще в 1960 г., о том, что восстание 1916 г. в Средней Азии и Казахстане несомненно было одним из звеньев все разгоравшейся революционной борьбы колониальных народов (Китая, Персии, Южно-Американского союза и др.) против империалистического ига27.

Powered by Drupal - Design by artinet