Своеобразие искусства: триединство каллиграфии, поэзии и живописи

Своеобразием китайского искусства является то, что в нем поэзия, жи-вопись и каллиграфия не знают тех границ, которые обычно разделяют эти виды искусства, независимо от присущих им специфических черт. Эти три вида искусства вдохновляются и определяются природой иероглифического выражения и с помощью одного и того же инструмента — кисти — отража-ют глубинную суть бытия, «жизненной силы», наполняют каждую из этих форм жизнью и своеобразной гармонией.
Цель китайской эстетики в том, чтобы достичь истинной сути живо-творных источников гармонии жизни: искусство и искусство жизни — это одно и то же. Как в живописи, так и в поэзии каждый штрих, изображающий ветку дерева или персонажи, всегда должен быть "живой формой, именно это стремление к выявлению сути присуще каллиграфии, поэзии и живописи. Но только живопись объединяет все три вида искусства.
Веками совершенствовавшаяся китайская живопись тушью (по шелку и бумаге) достигла своего расцвета. Получают распространение и картины жанра "цветы и птицы" — правда, изображались и насекомые, и животные, и рыбы. Украшались живописью также веера, ширмы и др. Похожи на драго-ценности пейзажи Ли Сысюня и Ли Чжао-дао: голубые и малахитовые горы обведены золотой каймой.
Тончайшие оттенки туши позволяют построить глубокую перспективу и в то же время объединить части изображения одним цветовым тоном. Осо-бенно поразительна способность художников использовать чистый фон для придания картине особого ритма. Иногда незаполненное пространство обре-тает действительный смысл: горы, сосны, крохотные хижины утопают в вол-нах тумана
Если живопись в Китае — это целостный вид искусства, в котором стихи и каллиграфия составляют неотъемлемую часть произведения живопи-си, воссоздавая гармонию и таинство мироздания во всех его проявлениях, то поэзия считается квинтэссенцией искусства. Она преобразует начертанные знаки, почитаемые почти как святыня, в звук, и ее высшее предназначение — соединение человеческого гения с первоисточниками жизненных сил мира.
Проникнутая идеями конфуцианства и даосизма, китайская поэзия объ-единяет разум и отрешенность, она стремится проникнуть в реальность и пе-редать со всей остротой дух жизни, «неосязаемый трепет звуков», чему спо-собствует музыкальность, присущая многотональному китайскому языку. Не случайно, что древнекитайская поэзия неотделима от музыки. В поэзии наря-ду с традиционным высоким жанром ши, создание которого приписывалось Конфуцию, расцветает в Х в. жанр цы, предназначенный для песенного ис-полнения.
Поэзия этой эпохи считается едва ли не наивысшим достижением ки-тайской литературы. Стихи сочиняли все: "Полное собрание танских стихов" включало произведения 2300 поэтов.
В Китае каллиграфия возвышает графическую красоту иероглифов. За-нимаясь этим основным в стране видом искусства, каждый китаец заново от-крывает внутреннюю гармонию своего Я, вступает в общение со Вселенной. Вот как описывают умение знаменитого каллиграфа Чжан Сюя, жившего в эпоху Тан: «Он охватывает взглядом все: пейзажи, животных, растения, звез-ды, бури, пожары, войны, пиршества, — все события мира, и выражает их в своем искусстве»
Не ограничиваясь простым копированием, каллиграфия пробуждает экспрессивность движения и воображаемую силу знаков, каллиграфия долж-на быть полным отражением состояния души. Каллиграф должен также ис-пользовать живописные возможности иероглифов, их образную силу.
Таким образом, поэзия, каллиграфия и живопись образовали в Китае единое искусство, традиционную форму, в которой используются все духов-ные глубины приверженцев этого искусства: протяжные мелодии и про-странства, магические жесты и зримые образы.

Powered by Drupal - Design by artinet