Собор Кенигсбера

Точная дата начала строительства собора на новом месте неизвестна. Формально его «днём рождения» считают 13 сентября 1333 года (первое упоминание в документах). В этот день магистр Тевтонского ордена дал добро на продолжение строительства собора. Дело в том, что первоначально проект предполагал строительство собора-крепости: всё-таки только что завоёванная территория, но гроссмейстер Ордена Лютер Брауншвейгский не дал на то разрешения, сказав, что «незачем строить вторую крепость всего лишь на расстоянии полёта стрелы от орденского замка». Таким образом приостановленное строительство было возобновлено, но теперь собор возводился уже исключительно в виде культового сооружения. В связи с ненадёжным грунтом острова под фундамент храма было забито более тысячи дубовых свай.
Кафедральный собор — главная церковь Кёнигсберга и главный исторический символ Калининграда. Собор, построенный в стиле балтийской готики, является одним из немногих готических сооружений в России.

Первоначально (первый) кафедральный собор строился между 1297 и 1302 годами в юго-западной части Альтштадта. После смерти епископа Зигфрида (при котором началось строительство собора) новым епископом стал Иоганн. Он счёл уже построенный собор слишком маленьким. По его просьбе в 1327 году магистр Тевтонского ордена выделил новый участок для строительства главной церкви города — на острове Кнайпхофе.
Интересно, что материалом для нового собора (на острове) стали кирпичи старого собора (в Альтштадте), который был снесён. Специально для доставки их на остров через Прегель был построен мост (названный Cоборным), а в городской стене Альтштадта были прорублены ворота (тоже получившие название Соборных). Оба сооружения носили временный характер; но если мост действительно позднее был разобран (он просуществовал только пятьдесят лет), то ворота благополучно простояли ещё шестьсот лет и погибли во время бомбардировки города англо-американской авиацией в августе 1944 года. Интересно отметить, что если бы Соборный мост не был разобран, то не появилась бы знаменитая задача о семи мостах Кёнигсберга, ставшая поводом для создания теории графов!

Формально датой завершения строительства считается 1380, но работы в соборе продолжались и позже. И не только по внутреннему оформлению (так, между 1380 и 1400 годами нефы собора были расписаны фресками). В 1553 году к фасадам собора были пристроены башни (на шпиле одной из них был установлен флюгер-русалка).

Первоначально собор был однонефным, но потом к его западной части пристроили трёхнефный корпус. В орденские времена эти две части церкви были разделены: в однонефной части (известной как Высокие хоры) молились рыцари, в трёхнефной (Низкие хоры) — обыкновенные прихожане.

В 1519 году в соборе прошла последняя католическая служба, а уже через четыре года здесь состоялась первая евангелическая проповедь на немецком языке.

В 1528 году собор стал кнайпхофской приходской кирхой (и собственностью города Кнайпхофа). Вскоре по соседству с собором возникает здание университета Альбертина, собор выполняет функции университетской церкви, а с 1650 в южной его башне располагается Валленродская библиотека, уникальное собрание старинных книг и манускриптов. Связывает Собор и университет профессорская усыпальница, в которой с 1558 хоронили профессоров Альбертины. Иммануил Кант был последним, кто обрёл там покой. К 200-летию со дня рождения философа в 1924 с восточной стороны собора был воздвигнут мемориальный портик «Стоа кантиана» (автор — архитектор Фридрих Ларс). Также в соборе был похоронен герцог Альбрехт и многие его родственники, фамильная усыпальница которых находится там же. Фрагменты надгробия Альбрехта сохранились в соборе до сих пор.

В 1640 году в башне собора были установлены часы с боем, а в 1695 в соборе появился орган.

В 1789 году в кафедральном соборе побывал Карамзин. В его путевых заметках сохранилась запись, посвящённая собору:
Здешняя кафедральная церковь огромна.

С великим примечанием рассматривал я там древнее оружие, латы и шишак благочестивейшего из маркграфов бранденбургских и храбрейшего из рыцарей своего времени.

«Где вы, — думал я, — где вы, мрачные веки, веки варварства и героизма? Бледные тени ваши ужасают робкое просвещение наших дней. Одни сыны вдохновения дерзают вызывать их из бездны минувшего — подобно Улиссу, зовущему тени друзей из мрачных жилищ смерти, — чтобы в унылых песнях своих сохранять память чудесного изменения народов».

— Я мечтал около часа, прислонясь столбу.— На стене изображена маркграфова беременная супруга, которая, забывая свое состояние, бросается на колени и с сердечным усердием молит небо о сохранении жизни героя, идущего побеждать врагов. Жаль, что здесь искусство не соответствует трогательности предмета! — Там же видно множество разноцветных знамен, трофеев маркграфовых.

В 1833 году собор был впервые отреставрирован, а в 1888 году там был установлен новый орган.

Между 1901 и 1907 годами Рихардом Детлефсеном, провинциальным консерватором (так в Германии называют чиновников, следящих за сохранением памятников культуры) была проведена очередная реставрация собора. При этом западному (главному) фасаду вернули черты XIV века, которые были уже к тому времени заметно изменены различными перестройками.

К началу Второй мировой войны собор имел следующие размеры:
• Длина: 88,5 метров
• Высота самой высокой (южной) башни до шпиля — 50,75 метров
• Высота части здания (без креста) — 32,14 метра

Во время бомбардировок 1945 церковь почти полностью выгорела, но само здание устояло. Во время разгула огня партийные власти запретили тушить собор пожарным, однако кёнигсбержцы пытались тушить храм своими силами. Впрочем, спасти убранство им не удалось: всё оно погибло в огне.

За свою долгую «немецкую» историю собору приходилось быть не только культовым сооружением. Строительство ещё не было завершено, а собор уже успел побывать… конюшней! Дело в том, что в 1344 году граф Вильгельм IV Голландский попросил у тогдашнего епископа разрешения провести зиму в соборе вместе со своими лошадьми — и в разрешении ему не было отказано. А в 1807 году часть собора (точнее — фамильная усыпальница Альбрехта) была превращена французами в военную тюрьму.

После войны собор оставался огромной руиной. Власти его в лучшем случае «терпели», так как он (как и все довоенные сооружения) считался «символом прусского милитаризма и фашизма» и чуть ли не «бельмом на глазу нового социалистического города». Собор не снесли только потому, что у его стен был похоронен Кант.

В 1960 году собор получил статус памятника культуры республиканского значения, но никаких мер по сохранению зданию предпринято не было: руины продолжали разрушаться. Только в 1976 году была предпринята попытка реставрации собора. Впрочем, от этой реставрации было больше вреда, чем пользы. В её ходе был разрушен сохранявшийся со времён войны фронтон северной башни собора. Сильно пострадали напольные эпитафии внутри собора.

С новой энергией дебаты о будущем собора начали разгораться с началом перестройки. Предлагалось несколько вариантов:
• Восстанавливать собор на немецкие деньги. Этот вариант, наиболее реальный, (фактически позднее реставрация финансировалась в основном из Германии) тогда вызывал много нареканий. Многие опасались, что восстановление собора за немецкие деньги станет началом «ползучей оккупации» Калининграда немцами.
• Законсервировать руины не восстанавливая, как своеобразный памятник войне (подобные намеренно не восстановленные руины можно увидеть, например, в Англии)
• Передать собор католической общине. Данный вариант был довольно слабым, так как католическая община Калининграда невелика (в основном этнические поляки и литовцы, а также выходцы из Западной Украины и Белоруссии). К тому же бо́льшую часть свой истории собор был не католическим, а протестантским храмом. Выдвигались также предложения о превращении собора в своеобразный межконфессиональный центр-храм, где рядом могли бы молиться католики, православные и протестанты.
• Восстанавливать собор поэтапно, по мере поступления средств.

В 1992 году восстановлением собора занялась фирма «Кафедральный Собор» под руководством Игоря Александровича Одинцова. После комплексного исследования руин собора в 1993 году начались консервационные работы, а в 1994 — реставрационные (башни собора). 21 июня того же года был произведён монтаж шпиля собора, при этом для установки сегментов шпиля на барабане башни использовались вертолёты балтийского флота[1].

В 1995-1996 годах проводилась реставрация эпитафий собора и надгробия Канта. Осенью 1995 года на башне собора были установлены часы и четыре колокола. Данные часы являются самыми точными часами Калининграда, так как за «фасадом» повторяющим облик часов, погибших во время войны, скрывается современнейший часовой механизм, сверяющий время по спутнику. Часы были выпущены известной фирмой «Сименс»[1].

Между 1996 и 1998 годами велись работы по восстановлению кровли собора. В целях её облегчения она выполнена из меди, а не из черепицы, как оригинальная.

В сентябре 1998 года на малой башне были подвешены два колокола. В конце 2005 года был восстановлен интерьер Валленродской библиотеки, до войны располагавшейся в соборе. Эти работы были выполнены за три месяца калининградскими мастерами резьбы по дереву.

Однако нынешняя реставрация вызывает много нареканий. Достаточно сравнить современный вид собора с довоенными фотографиями, чтобы убедиться в том, что реставраторы далеко не всегда восстанавливают собор в точном соответствии с довоенным состоянием. О восстановлении внутреннего убранства даже и не идёт речи (впрочем, затраты на восстановление убранства были бы слишком высоки).

Иммануил Кант был похоронен в «профессорской усыпальнице» Собора в 1804 году и стал последним похороненным в нём человеком. В 1880 году над могилой Канта была возведена часовня в стиле неоготики, которая к концу Первой мировой войны (1918) находилась в весьма плачевном состоянии.

К 200-летнему юбилею Канта (1924) на месте старой часовни по проекту Фридриха Ларса было возведено новое сооружение, выполненое в виде открытого колонного зала и разительно отличающаяся по архитектурному решению от самого Собора. Внутри зала стоит каменный гроб, который однако является кенотафом, то есть останков Канта в нем нет, они покоятся глубже. Деньги на строительство были пожертвованы Хуго Стиннесом.

Могила Канта была отреставрирована в 1996 году, в числе первых работ по восстановлению Собора.

Собор восстанавливается как культурно-религиозный центр. Сейчас в восстановленном здании Собора располагается Евангелическая и Православная часовни, а также музей Собора и музей Иммануила Канта.

Первое послевоенное богослужение у стен восстанавливаемого собора состоялось в пасхальное воскресенье 1992 года. Торжественные богослужения проходили в соборе и позже. Одно из них, состоявшееся в 1994 году было посвящено 450-летию Альбертины (кёнигсбергского университета). 7 мая 1995 года состоялось совместное богослужение представителей трёх христианских конфессий — православных, католиков и протестантов.

В соборе регулярно проводятся концерты классической и религиозной музыки.

В 2002 году архитектурный облик собора был зарегистрирован в Министерстве культуры как товарный знак. Таким образом ГУК «Кафедральный собор» должно получать 0,5 % дохода, получаемого при коммерческой деятельности, связанной с эксплуатацией изображения собора, например с продажи открыток и любых товаров носящих изображение собора (к последним относятся, в частности, пачки сигарет «Соборные» и водки «Восточнопрусская». Как утверждает директор ГУК «Кафедральный собор», вырученные таким образом средства пойдут на реставрацию собора.

После войны Калининград был единственным местом СССР, где можно было снять «настоящую Германию». Естественно, в первую очередь здесь снимались фильмы о войне. В некоторых фильмах в кадр попал и собор.
"Женя, Женечка и «Катюша». На фоне собора солдат опрокидывает канистру с бензином.
«Жена керосинщика». В одном фрагменте священник (бывший фронтовик) сидит в руинах собора, а за его спиной в одном из оконных проёмов пихаются два ангела — русский и немецкий.

Кафедральный собор изображён на входящую в серию «Древние города России» юбилейной монете (номинал — 10 рублей), выпущенной пятимиллионным тиражом. В Калиниграде недоумение вызвал тот факт, что на монете собор изображён без крыши, то есть в состоянии на 1996 год и ранее.
В настоящее время собор является видным претендентом на звание одного из «Семи чудес России».

Powered by Drupal - Design by artinet