РЕФЕРАТ , РУССКИЙ ЯЗЫК , ОСНОВА

Живой народный язык, сберегший в жизненной
свежести дух, который придает языку стройность, силу,
ясность и красоту, должен послужить источником и
сокровищницей для развития образованной русской
речи.
В. Даль. Напутное слово к « Толковому словарю
Живого великорусского языка»

В.И.Даль вошел в историю России как автор «Толкового словаря живого великорусского языка». Его полувековой труд над этим произведением – подвиг. В основе этого невиданного труда – любовь к русскому языку и к русскому народу. Лучше всех это сумел выразить классик советской литературы Алексей Максимович Горький: «… правдиво и всесторонне изображал народ Владимир Даль – автор замечательного «Словаря великорусского языка» и бесчисленных очерков народной жизни, нравов, обычаев. Он не художник, а то, что называется этнограф, его очерки – простые описания натуры, такою, какова она есть. Эти очерки имеют огромную ценность правдивых исторических документов, и если бы мы захотели детально изучать жизнь крестьян 40-50-х годов, для этой цели сочинения Даля – единственный и бесспорный материал. Но, как сказано, Даль не художник, он не пытается заглянуть в душу изображаемых им людей, зато их внешнюю жизнь он знает, как никто не знал ее в то время. Следует помнить, что Даль – современник и товарищ всех вышеназванных литераторов и что все они относились к нему, как к знатоку народной жизни. Характеристика А.М.Горького представляет огромный интерес. Горький указал, что из творческого наследия Даля можно извлечь пользу: «… у него можно было учиться многому, но не учились ничему». Горький имел в виду и воспитание патриотизма, и стремление сохранить народные промыслы, и борьбу за великий русский язык, за все, что составляет основу русского национального характера.
Даль прожил долгую жизнь. Естественно, пока он был полон сил, то шел в ногу с веком; и в первой половине прошлого столетия Даль отличался передовыми взглядами. Владимиру Ивановичу было суждено пережить не одно поколение писателей, и под старость он уже не мог угнаться за новым. Кроме того, В.И.Даль, зарывшись в свои «запасы» слов, стал добровольным затворником. Поэтому молодое поколение писателей - разночинцев не понимало Даля и, главное, не могло судить о нем как о писателе, ибо еще не было закончено его основное произведение – «Словарь живого великорусского языка». Горький оценивал деятельность Даля в целом, и оценка эта очень высока. Даль был прогрессивным человеком своего времени, но вместе с тем он и дитя своего времени; были у него и заблуждения и ошибки, но главное, что он много успел сделать. Главное, что вся его жизнь – пример действенной, осмысленной любви к родине.
Вот загадка: о том, что четырехтомный «Толковый словарь живого великорусского языка» Владимира Даля – наше национальное сокровище, ныне знают лишь немногие: писатели, языковеды, историки. А ведь ничего подобного этому обширнейшему собранию, где растолковано свыше 200 тысяч слов и приведено 30 тысяч пословиц, поговорок, метких речений, нет ни у какого другого народа, кроме нашего. Как же случилось, что некогда знаменитый «Далев словарь», до революции известный каждому студенту и даже гимназисту, ныне отдален от большинства из нас подобием Великой китайской стены? Чтобы, обратится к творчеству В.И.Даля, для начала расскажем, о самом авторе словаря и, как его биография повлияла на создание его произведений.
Владимир Иванович Даль родился 10 ноября 1801 года в городе Луганске (ныне Ворошиловград) Екатеринославской губернии. Считалось, что отец его был обрусевший датчанин – многосторонне образованный богослов и медик. Мать – немка, тоже обрусевшая, владела пятью языками и дала своим детям превосходное домашнее образование. В семье говорили по-русски, и отечеством своим Даль всегда считал Россию. Детство Даля прошло в городе Николаеве: туда отца перевели на должность главного доктора Черноморского флота. По настоянию отца тринадцатилетний Владимир поступил на учебу в Морской кадетский корпус, где за пять лет, получил отменные знания по астрономии, геодезии, фортификации, навигации, географии, иностранным языкам, механике и многим другим дисциплинам – моряков на Руси всегда учили на совесть! После выпускных экзаменов бравого офицера определили на Черноморский флот. По дороге из Петербурга в Николаев Даль по странному наитию вдруг дает себе зарок на всю дальнейшую жизнь: стать исследователем народной жизни во всех ее проявлениях. Трудно объяснить причины этого судьбоносного решения. Возможно, тут сыграли свою роль воспоминания юности в Николаеве: ведь на работу в городские верфи стекались люди из десятков губерний, каждый со своим говором. А возможно, то была необъяснимая воля Провидения.

Powered by Drupal - Design by artinet