Становление взглядов на формирование эффективного государственного устройства

Люди во все времена стремились найти универсальную формулу справедливого общественного устройства, сопутствующего расцвету личности, удовлетворению максимально широкого круга ее потребностей и прочности общественного строя. Организация власти, способы регулирования взаимоотношений власти и общества, проблемы экономического развития — все эти вопросы дали пищу много-, вековым спорам об эффективных методах управления государством ; и обществом. Сложившиеся в ходе этих дискуссий научные школы сконцентрировали свое внимание главным образом на таких проблемах, как:
o оптимальная форма государственного устройства;
o отношение к демократии; » отношение к равенству между людьми;
o отношения главы государства и его свиты (аппарата);
o отношение к государству как необходимому общественному институту;
o обобщение и оценка методов государственного регулирования социально-экономических и политических процессов;
o регулирование управления собственностью на различных территориальных уровнях;
o создание оптимальной модели организации местного самоуправления и др.
Размышляя над судьбой своего учителя Сократа (469-399 гг. до н. э.), казненного после падения «тирании десяти» в условиях победившей
демократии, античный философ и мыслитель Платон (427-347 гг. до н. э.) пытался разгадать логику развития политических изменений, приводящих к такой вопиющей несправедливости, которая случилась с Сократом. Будучи уверенным в том, что тайна политической интриги лежит в сфере общественных отношений и, прежде всего, в природе самого человека, Платон конструирует модель идеального общества, которому приписываются свойства, призванные заместить известные мыслителю политические институты. Полагая высшим смыслом осуществления всякой политической деятельности достижение социальной справедливости, Платон предостерегает от опасности превращения моделей политического устройства в несправедливые. В качестве примера он приводит такие модели политического устройства, как тимократия — военизированная система политического правления на манер Спарты, порядок которой мыслитель подвергал настойчивой критике; олигархия — власть богатых, возникающая по мере закономерного расслоения развивающегося общества; демократия -власть народа, его бедных слоев; тирания — закономерный итог демократического правления.
Платон считал, что тип политического устройства во многом определяется характером его граждан, и потому большое внимание уделял формированию личных качеств населяющих государство граждан, что и позволило бы, по его мнению, избежать фатальной несправедливости в обществе. Справедливое государство должно составлять три класса: правители, стражи, земледельцы и ремесленники. Необходимость в создании государства вызывается многообразием общественных интересов и невозможностью их удовлетворения в одиночку. Главная роль в конструировании справедливого общества отводится образованию, цель которого состоит в воспитании трех нравственных добродетелей: мудрости, мужества и сдержанности. Правитель (философ), которому выпадает главная роль в установлении справедливого общественного устройства, готовится к принятию на себя полномочий в течение 50 лет, начиная с момента рождения. В ходе этой подготовки он непрерывно подвергается разнообразным испытаниям, через которые проходит все население, включая самые несостоятельные его слои. После таких испытаний правитель уже просто неспособен ставить личные интересы выше общественных, будучи предельно аскетичным и независимым. Подбор потенциальных правителей начинается до их рождения, когда тщательно подыскиваются родители, чей отпрыск обещает стать средоточием высших физических и нравственных качеств. При этом допускается, что родители могут происходить из любого из трех классов этого общества. Переход из одного класса в другой открыт всем, кроме, естественно, рабов, которых никто из античных философов не признавал в качестве свободных граждан. В список обязательных для философа-правителя предметов обучения входили музыка, математика, философия, физическая и военная подготовка. Только после тщательного и результативного обучения приоткрывалась дверь, ведущая к высшим коридорам государственной власти.
Объектом политического регулирования, по мнению Платона, выступает эвнополис — городская организация, которая должна прийти на смену демократическому произволу. Будучи склонным к пифагорейской мистике числа, Платон ограничивал численность населения эвнополиса 5040 гражданами, — нормой, при которой только и можно избежать демократической вакханалии. Политическим средством, способствующим утверждению социального порядка, является упрочение авторитета правителя, для обоснования которого может использоваться «целительная ложь» — цензура, с помощью которой правитель имеет возможность удерживать народ «в узде».
Аристотель (384-322 гг. до н. э.), в отличие от своего учителя Платона, стремился исходить из реально существующих политических форм, опасаясь как чрезмерных размеров государства, так и его излишней раздробленности. Мыслитель выделяет три правильных типа государства: монархию, аристократию и конституцию. У каждой формы есть своя обратная сторона, которая может в любой момент стать приоритетной: тирания, олигархия и демократия. Идеальной формой государства Аристотель называет монархию, поскольку монарх символизирует собой законность власти, что для древнегреческого мыслителя является самым надежным гарантом государственной стабильности. Если для Платона самым важным фактором являлась изощренная система нравственного образования, получение которого делало его носителя гарантом прав и свобод для тысяч людей, то Аристотель считал наличие исключительных нравственных качеств недостаточной характеристикой человека как лидера. Практической реализации в общественной жизни закон достигает на стадии описания Аристотелем идеального полиса, в котором находит воплощение идея «высшего блага», позволяющая государству под своим знаменем вершить судьбы свободных граждан. Аристотель выступает против правления как олигархии, так и лишенного собственности широкого слоя наемных работников, видя смыслом общественного законодательства обеспечение интересов «среднего класса». И там, где этот класс превалирует, существует обоснованная уверенность в том, что конституция как система основополагающих законов, обеспечит прочное равновесие в обществе. Другими словами, правитель должен стремиться не к равенству, а к выравниванию собственности. Модель конституционного государства обеспечит единственно реальную возможность преодолеть узкий пролив между Харибдой тирании и Сциллой люмпеновской демократии.
Завоевание Греции Македонией положило конец широко распространенному в античности мнению о том, что древнегреческий полис является вершиной политической самоорганизации общества. Уже до этого полисы как самостоятельно управляемые единицы прекратили свое существование, не выдержав конкуренции с военной мощью обезличенной государственной машины. Вместе с падением полиса личность теряет свой самозначпмый статус, превратившись в мельчайший кристаллик в теле разбухающего государственного организма. Послеполисная эпоха формируется в русле идеи воплощения ценностей мира, способных вызвать в каждом человеке гражданские чувства, призванные заложить основы общественной солидарности. Одной из влиятельных политических теорий того времени является стоицизм. Основной мотив его политической философии состоит в том, что люди, подобно природе, изначально предрасположены к гармонии и, следовательно, смысл государства лежит в закреплении этой предрасположенности, ее психологической реабилитации. Следовать природе -это выше, чем следовать законам государства. Значение этой формулы прояснял основоположник стоицизма и диалектического метода — Зенон Элейский (ок. 490-430 гг. до н. э.), утверждавший, что идеальное государство должно быть всемирным, гражданство — универсальным, закон — единым для всех, а не основанным на местных предрассудках. Политическая суть этого тезиса заключена в том, что он ставит, личностные принципы самоопределения в политической системе в зависимость от надгосударственных интересов. Используя эту формулу, стоицизм в значительной мере повлиял на разработку главных принципов знаменитого римского права, базирующегося на установке в «естественный разум всех людей».
Именно римское право послужило тем мостиком, что был перекинут из кладези древнегреческой мысли в пылающий котел Возрождения. Принципиальное положение римского права не делать различий с точки зрения общественного блага между иностранцем и местным гражданином, между чужой верой и своими нормами вероисповедания сделало эту правовую систему началом новой эпохи в политической жизни Европы.
Эта важнейшая веха в истории и политике Европы связана с формированием духа Ренессанса, приходящегося главным образом на XIII век. Именно тогда Фома Аквинский (1225-1274) утвердил независимость авторитета государства от авторитета церкви. Тем самым получает распространение мысль о том, что государство становится субъектом, наделенным собственным интересом, самостоятельно участвующим в серии социальных преобразований. Знаменитый итальянский дипломат и мыслитель Н. Макиавелли (1469-1527) поддерживал эту мысль, полагая, что обеспечить социальный порядок в обществе можно только за счет сильной государственной власти, завоевание которой представляется целью всякой политической деятельности. Ради достижения этой цели допускается нарушение всех существующих моральных заповедей, религиозных догматов. Трагедия итальянского общества во времена Макиавелли заключалась в факте раздробленности власти, питающейся от ставшего традиционным наложения светских и религиозных (католических) норм социального регулирования. Вопреки всем правилам религиозной морали, Макиавелли возвещает появление «новой техники власти» с ее неизбежными атрибутами — шпионажем, ядом, убийством из-за угла и виртуозной дипломатией. Соответствующую технологию власти Макиавелли строит на примере семейства Борджиа, известного своим моральным распутством. Государь, в лице которого Макиавелли видит Чезаре, сына главы семейства Александра VI, волен делать все, что угодно, с намерением достичь необходимых для единства государства целей.
Вкратце учение Макиавелли сводится к тому, что народ не играет никакой роли в государстве; господин, государь определяет для народа цели бытия и не нуждается в признании законом своего правления. Эту редукцию Макиавелли оправдывает тем, что государственный разум предшествует всякой иной цели государства. Целеполагание государства отодвигается на задний план перед функционированием государства, а политика полностью отделена от морали. Важнейшим вкладом итальянского мыслителя в теорию государства стало то, что им впервые в истории была сформирована идеология национального государства.
Близкую позиции Макиавелли точку зрения на сущность политики разделял великий английский философ Т. Гоббс (1588-1679), которому государство представляется отражением страха. Его знаменитая формула «война всех против всех» легла в основу идеи возникновения государства как блага, позволяющего примирить враждующие стороны.
Общество, по Гоббсу, эволюционирует через два состояния: естественное и государственное (гражданское). Содержание первого состояния опирается на идею стоиков о естественном праве, исходящую из образа рационально понятой природы человека. Второе состояние призвано преодолеть нескончаемый спор в стадии первого состояния, в рамках которого право убивать себе подобных — одно из самых распространенных.
Характеризуя условия формирования государства, Т. Гоббс рассматривал его как вместилище групп людей, сравнимых с мускулами естественного тела, подобно которым эти группы реализуют свою жизненную энергию. Главным критерием выделения группы выступает общность интересов ее членов. Причем одни из этих групп являются упорядоченными, другие — неупорядоченными. Упорядоченными называются те, в которых один человек или собрание людей выступают в качестве представителей всей группы. Все другие группы являются неупорядоченными. Среди упорядоченных групп Гоббс выделяет абсолютные и независимые, коими в предложенной классификации выступают суверенные государства. Не входящие в этот перечень группы являются зависимыми, т. е. подвластными какой-либо верховной власти. Из подвластных групп некоторые являются политическими, тогда как другие — частными. Политическими (политическими телами или юридическими лицами — в терминологии Т, Гоббса) являются те группы люден, которые образованы на основании полномочий, данных им верховной властью государства. Частными же являются те группы, что образованы либо самими подданными, либо на основании полномочий, данных чужеземной властью. Соответствие выделенным на государственном уровне законам придает частным группам статус законных или незаконных образований.
Таким образом, английский мыслитель выстраивает классическую систему государственной власти, включающую в себя несколько уровней, отличающихся разной степенью автономности по отношению к носителю суверенной власти государства. Первый, высший уровень воплощает верховная государственная власть. Следующий уровень составляет политическая власть, представленная на основе делегированных высшим сувереном полномочий. И, наконец, третий, самый низший уровень представлен частными группами, сформированными на основе собрания подданных или, что является весьма симптоматичным обстоятельством, учрежденными иноземной властью. Степень сродства местной автономии и политической зависимости от зарубежных источников определяется Т. Гоббсом чисто логически: все, что в государстве образовано на основе полномочий, данных иностранной верховной властью, может иметь только частный характер.
Представительство является главным признаком упорядоченности в системе государственного управления и служит способом трансляции политической воли суверена в отношении его подданных. Соответственно, и статус государственного служащего может получить только то лицо, которое имеет возможность представлять перед кем-либо лицо государства. Как отмечает Т. Гоббс, «солдат, не принадлежащий командному составу, хотя и сражается за государство, не представляет в силу этого лица государства, так как ему не перед кем представлять его. Ибо всякий, имеющий командование, представляет лицо государства лишь перед теми, кем он командует».
Управлять какой-либо территорией, по мысли Гоббса, можно двояким образом: через прямую власть суверена и через местное собрание. Правление через местное собрание, дарованное сувереном территориальным князьям по поручению, соответствует провинциальному уровню и рассматривается английским мыслителем в качестве достаточно распространенного явления в политической истории многих стран. Гоббс приводит пример римлян, верховная власть которых простиралась на многие провинции через наместников и преторов, тогда как самим Римом и примыкающими к нему территориями управляло собрание.
Передача государственной власти на места по поручению отличает систему управления не только провинции или колонии, но и города, университета, колледжа, церкви или вообще какой-нибудь группы людей. Однако ученый предостерегает от увлечения чрезмерной децентрализацией, отмечая, что там, где непосредственное участие населения в принятии решений является невозможным (к примеру, ввиду его численности), люди по природной склонности предпочитают поручать управление своими общими делами скорее монархической, чем демократической форме правления. При этом всякий долг, обусловленный договором, заключенным собранием, или всякое противозаконное постановление этого собрания являются актом лишь тех, кто голосовал за этот договор, а не тех, кто голосовал против или отсутствовал. Кроме того, Гоббс формулирует общее правило, не позволяющее полностью передать власть местному собранию даже по поручению.
Правило гласит, что «если член какого-нибудь политического дела .считает себя обиженным им, то дело это подсудно суверену и тем, кого суверен установил судьями для подобных случаев... но оно не подсудно самой корпорации, ибо она в целом является в этом случае таким же подданным, что и истец».
Выстроенное Гоббсом доказательство приоритетности государственного интереса в отношении интереса территории вряд ли позволяло выдерживать нормы социального порядка, призванного пронизывать все уровни государственной власти, особенно при увеличении размеров государства и расширении провинциями своих полномочий. Усиление автономизации местного управления в Европе, приходящееся на конец XVII века, способствовало провозглашению либерального принципа Дж. Локка (1632-1704): суверенитет народа выше, чем суверенитет созданного им государства. Если государство нарушает общественный договор, оно может быть преобразовано.
После английской революции 1688 г. идеи Т. Гоббса подверглись определенной трансформации. Ярким выразителем этих метаморфоз и стал Дж. Локк, соотечественник Гоббса. Локка относят к теоретикам и апологетам нового класса — буржуазии. Его высокий авторитет связан с тремя его идеями: понятием собственности, принципом толерантности, а также разработанным им принципом большинства в политических решениях.

Powered by Drupal - Design by artinet