Седиментологическая природа границ осадочных серий и подчиненных им подразделений в эталонном разрезе рифея

Известно, что стратиграфические границы в современной хро-ностратиграфической шкале докембрия России определяются геологи-ческими событиями различного масштаба [11]. Нижняя граница рифея, совпадающая в эталонном разрезе с подошвой айской свиты, маркиру-ет начало первого этапа формирования платформенного чехла и дест-рукции эписвекофеннского фундамента Восточно-Европейского крато-на. В рамках этой модели следует ожидать окончательного снятия во-проса об отнесении нижней части айской свиты (навышская подсвита) к дорифейскому протерозою [10], что недавно было весьма удачным решением проблемы поиска аналогов улканско-акитканских моласс в типовой местности. Седиментологическое выражение этой границы дискуссионно. По мнению ряда авторов, вулканогенно-осадочные ас-социации начала айского времени формировались в узких линейных бассейнах, близких морфологически и по набору основных фациаль-ных типов осадков к внутриконтинентальным рифтам [7, 8]. Наши данные свидетельствуют о развитии на рассматриваемой территории и в пределах Волго-Уральской области уже в самом начале айского вре-мени обширного плоского субизометричного бассейна, возможно, с раздробленным гетерогенным основанием, сложенным как кристалли-ческими, так и (мета)осадочными породами [5].
Нижняя граница среднего рифея в разрезе Башкирского меган-тиклинория проводится по подошве машакской свиты [3, 12]. Предпо-лагается, что она соответствует заложению новой системы рифтоген-ных впадин и дальнейшей деструкции кратона.
Граница среднего и верхнего рифея в типовом разрезе совпадает с подошвой зильмердакской свиты каратауской серии; долгое время она считалась несогласной. Выделение шестой (тюльменской) подсви-ты авзянской свиты позволило В.И. Козлову [2] утверждать неповсеме-стный характер этого несогласия; сейчас, более того, предполагается, что “Каратауская серия ... залегает в большинстве районов согласно на юрматинской“ [3, стр.15]. Однако анализ имеющихся материалов показывает, что ни один из известных разрезов тюльменского уровня не похож друг на друга и на разрез по р. Тюльма [6]. По строению и по набору слагающих его пород ни один из них не имеет также “переход-ного“ между авзянской и зильмердакской свитами характера. Значи-тельные колебания мощности отложений, при неопределенном поло-жении в ряде разрезов нижней границы тюльменской подсвиты, ука-зывают, несомненно, на предверхнерифейский размыв. Весьма разли-чен фациальный облик осадков верхней части среднего и низов верх-него рифея. Анализ цикличности с учетом данных литолого-фациального изучения разрезов [4] также указывает на то, что тюль-менская толща является началом четвертого цикла авзянской свиты, верхняя часть которого оказалась уничтоженной в эпоху предзильмер-дакского размыва. Аналогичные взаимоотношения средне- и верхне-рифейских образований характерны и для Камско-Бельского прогиба [1]. В седиментологическом плане эта граница разделяет мелководный шельфовый бассейн с чередованием карбонатного и терригенного осадконакопления конца среднего рифея и бассейн ярко выраженного континентального или “переходного“ к прибрежно-морскому плана с накоплением мощных толщ красноцветных песков и гравийно-галечниковых осадков при подчиненной роли тонкозернистой класти-ки. Резкое увеличение мощности отложений бирьянской подсвиты зильмердакской свиты в западной части Башкирского мегантиклино-рия по сравнению с его восточными зонами и платформенными рай-онами Башкортостана, а также характер распределения различных фа-циальных ассоциаций указывают на формирование в этой части рас-сматриваемой территории крупной дельтовой системы, где накопление осадков происходило лавинообразно в компенсированных условиях.
Характер верхней границы рифея на всем Урале, и Южном Урале в частности, до настоящего времени является дискуссионным [9, 12]. Мате-риалов для корректного решения этой проблемы пока недостаточно.
До настоящего времени остаются неопределенными также кри-терии проведения границ литостратиграфических подразделений внут-ри осадочных серий, что существенно затрудняет палеогеографические
построения и реконструкцию основных особенностей крупных этапов эволюции бассейнов осадкообразования. Предпринятое нами рассмот-рение этой проблемы на примере ряда подразделений каратауской се-рии показало, что в зависимости от принятых вариантов проведения границ свит и подсвит палеогеографические реконструкции для от-дельных частей бассейна осадконакопления существенно отличаются друг от друга. Из этого следует, что существует настоятельная необхо-димость разработки обоснованных по сумме признаков критериев вы-бора границ как для существенно карбонатных, так и преимущественно силикокластических литостратиграфических подразделений.
Библиографический список
1. Ишерская М.В., Романов В.А. К стратиграфии рифейских отложений Западной Башкирии. Уфа: ИГ УфНЦ РАН, 1993. 35 с.
2. Козлов В.И. Верхний и терминальный рифей Башкирского Урала. Автореф дис. ... канд. геол.-мин. наук. М.: ГИН АН СССР, 1975. 22 с.
3. Козлов В.И., Краснобаев А.А., Вейс А.Ф. и др. Стратотип рифея: строение, палео-нтологическая характеристика, изотопный возраст // Стратиграфия верхнего протерозоя СССР (рифей и венд). Уфа: БНЦ УрО АН СССР, 1990. С.11-17.
4. Крупенин М.Т., Маслов А.В. Цикличность как отражение условий формирования рифейских эпикратонных бассейнов Южного Урала//Тектоника осадочных бассейнов Северной Евразии (к 100-летию со дня рождения Н.С. Шатского): Тез. докл. Всерос. со-вещ. М.: МГУ, 1995. С.81-83.
5. Маслов А.В. К вопросу о характере границы между средним и верхним рифеем на Южном Урале//Стратиграфия верхнего протерозоя СССР (рифей и венд): Тез. докл. Всес. совещ. Уфа: БНЦ УрО АН СССР, 1990. С.76-78.
6. Маслов А.В. Рифейские бассейны седиментации западного склона Южного Урала (фации, основные черты развития). Екатеринбург: ИГиГ УрО РАН, 1993. 339 с. (Рукопись депонирована в ВИНИТИ; № 565-В93).
7. Милановский Е.Е., Никишин А.М., Фурнэ А.В. Рифейская эволюция Восточно-Европейского кратона//Докл. РАН. 1994. Т.339. № 4. С.513-517.
8. Парначев В.П. Магматизм и осадконакопление в позднедокембрийской истории Южного Урала. Автореф. дис. ... докт. геол-мин. наук. Свердловск: ИГиГ УрО АН СССР, 1988. 33 с.
9. Решение Всероссийского совещания “Общие проблемы стратиграфии и геологиче-ской истории рифея Северной Евразии”. Екатеринбург: ИГиГ УрО РАН, 1995. 4 с.
10. Нижний рифей Южного Урала / В.И. Козлов, А.А. Краснобаев, Н.Н. Ларионов и др. М.: Наука, 1989. 208 с.
11. Семихатов М.А. Хроностратиграфия и хронометрия докембрия: сравнение // Стра-тиграфия, палеонтология и перспективы нефтегазоносности рифея и венда восточной части Восточно-Европейской платформы. Мат. Всерос. Совещ. Уфа: ИГ УфНЦ РАН, 1999. С. 65-67.
12. Стратиграфические схемы Урала (докембрий, палеозой). Екатеринбург: Роском-недра, ИГиГ УрО РАН, 1993.

Powered by Drupal - Design by artinet