Интенциональность

Интерсубъективность не может быть вполне раскрыта как единство социального и личностного бытия, если не тематизировано некоторое свойство субъекта, которое в феноменологии именуется интенциональностью. В феноменологии интенциональность это первичная смыслообразующая устремленность сознания к миру, смыслоконструирующая, смыслоформирующая способность сознания, которое всегда направлено вовне. Для Э.Гуссерля интенциональность - это акт придания предмету смысла (при этом различие предмета и смысла все же сохраняется). В феноменологии подчеркивается, что именно благодаря интенциональности ощущения могут быть интерпретированы предметно. В натуралистических моделях социальной реальности интенциональности соответствуют потребности (желания, нужды), в деятельностных моделях - интересы (например, экономические интересы классов), в реалистических моделях - ценности. Итенциональность - более абстрактное понятие, чем ценности и потребности, его содержание наполнено больше гносеологическим содержанием, чем социологическим, поэтому императивность интенциональности остается в тени так же, как и вообще его социальное происхождение.
Однако, далеко не все интенционально в сознании. Речь идет о некоторых фундаментальных явлениях, таких как боль и наслаждение. И то, и другое сами по себе не содержат в смысла, хотя в процессе многочисленных и многообразных рационализаций смысл может быть туда "вмыслен". В этом случае рационализация подобных состояний сознания предстает как порождение их интенциональности. Общественную жизнь можно представить как контакт социума и индивидов, и когда социум организует свой контакт с индивидом, он придает интенциональность неинтенциональному, распределяя награды дающие людям наслаждения, или наказания, несущие людям боль. Так социум вторгается в сферу неинтенционального. Наркотик, этот сложный и недостаточно понятый в социальном плане феномен, тем и опасен для общества, а вместе с тем и интересен для теории, что он непосредственно обращается к неинтенциональному, ослабляя (по крайней мере, в современном обществе) возможности социального контроля - ты получаешь наслаждение просто так, не как награду от общества, тогда социум со своими поощрениями и наказаниями остается как бы не у дел.
Способность субъекта к интенциональности конкретизируется, во-первых, как проекция. Особенно наглядна эта конкретизация в искусстве. В искусстве происходит не только идентификация, но и перенос (проецирование) своих чувств, настроений в произведение, что ведет к личностной интерпретации произведения искусства. Явления проекции могут наблюдаться и в религии. Особенно существенны здесь фигуры страдающего Бога, Христа, Богоматери, святых и мучеников. (См. в связи с этим рассказ Л.Андреева "Жизнь Василия Фивейского"). В философии внутренняя проблематика человека может проецироваться на устройство мира в целом, на Универсум. Поэтому когда говорилось в советском марксизме о "классовых корнях идеализма и материализма" или о "классовых корнях" взглядов на общественный прогресс, то по существу описывался феномен проекции. Скажем, если тот или иной класс на подъеме, то в его идеологии присутствует оптимистический взгляд на общественный прогресс, если же класс сходит с исторической точки зрения, то в его идеологии господствуют пессимистические тона, представляется, что и весь человеческий мир клонится к упадку. Для социальной жизни проекция особенно существенна в отношениях лидеров, элиты и массы. Человек массы проецирует себя на лидера, лидер проецирует себя на человека массы.
Во-вторых, интенциональность в жизни социума может представать и в таких вещных формах как дарение, а в архаическом обществе как потлач. "В своей самой типичной форме ...потлач представляет собой важный и торжественный праздник, при котором одна из двух групп с большой помпой и разнообразными церемониями одаривает другую щедрыми дарами... Другая сторона обязана через какое-то время устроить ответный праздник и превзойти соперницу... Рождение, брак, инициация юношей, смерть, татуирование, установка намогильного памятника - все служит поводом для потлача", - описывает Й.Хзйзенга этот обычай [36]. Институт дарения классическим образом исследован учеником и племянником Э.Дюркгейма Марселем Моссом в работе, которая, к сожалению, не переведена на русский язык [37].

Powered by Drupal - Design by artinet