Биологический подход к человеку

Пытаясь преодолеть крайности позитивизма и экзистенциалистского иррационализма и субъективизма, представители философской антропологии развивают своеобразные концепции деятельного человека. Используя различные данные современной науки, они ссылаются на определенные особенности человека как биологического и культурного существа и стремятся утвердить такое его понимание, согласно которому он характеризуется как автономный и свободный творец своего собственного бытия и культурных форм.
Философские антропологи исходят из иррационалистического отрицания всяких заранее данных объективных форм и закономерностей, могущих иметь сущностное значение для человека и его культурной жизни. Вместе с тем они утверждают некоторые изначально данные биологические и психические качества и особенности человека, которые, по их мнению, предопределяют его активную и деятельную природу. При этом не столько какие-либо позитивные характеристики человека, сколько отвержение изначальной детерминированности его поведения служит для них доказательством этой определяющей черты человеческого существа. Согласно логике их учений, человек, пребывая в постоянном историческом становлении, призван в хаотическом течении данной ему реальности формировать себя и свой мир. А философская антропология призвана дать человеку позитивные ориентиры, открыть ему его перспективы. Философская антропология мыслится как особая философская дисциплина, отвечающая на вопросы человека о самом себе и углубляющая его самопознание. Она мыслится как дисциплина, синтезирующая объективно-научное и ценностное видение человека и мира.
Представители биологического направления философской антропологии, А. Гелен (1904-1976), А. Портман, К. Лоренц и др., вслед за Ницше характеризуют человека как "еще не определившееся животное". А. Гелен говорит о его животной "незавершенности" и "незакрепленности" (91. С.164). Именно это обстоятельство, согласно Гелену, исключает человека из животного мира. В отличие от всех высших млекопитающих человек якобы определяется своей биологической недостаточностью – несоответствиями, неспециализированностью, примитивизмом, плохой оснащенностью инстинктами. Биологическая специализированность животного защищает его, позволяет ему приспосабливаться к природной среде. Человек же, лишенный этих "преимуществ", оказывается изначально "открытым миру". Если животное обнаруживает узкую региональную связанность с определенной средой, то человек не имеет такой однозначно детерминирующей его среды, он "имеет мир", обладает необычайной пластичностью, способностью к обучению. Человек "всегда живет результатами своей изменяющейся деятельности, своей культурной сферой и внутри нее, а не в приспособлении к стихийным обстоятельствам" (91. С.169). В утверждении этой исключительной особенности человека Гелен опирается на работы немецкого биолога Адольфа Портмана, по-своему их философски интерпретируя.
Исследуя закономерности развития и роста позвоночных животных до и после рождения, Портман отметил существенные различия между инстинктивным существованием животного, привязанного к среде, и бытием открытого миру и тем самым свободного для своих решений человека. "Неопределенность" и "открытость миру" выдвигаются Геленом как основные формы человеческого бытия. Гелен отвергает рассмотрение человека по аналогии с животными, он критикует те теории, в которых низшие ступени человеческого развития расцениваются как близкие к животному образу жизни и лишь последующие, высшие ступени – как истинно человеческие. Вместе с тем сам он специфику и сущность человека выводит и определяет лишь в ходе сравнения человека с животным, более того, связывает ее с особой исключительностью его биологической организации. Претендуя на конкретно-научное, предметное рассмотрение и выявление специфики человеческого существа, он на основе анализа явлений и фактов узкобиологической сферы человеческого бытия приходит к неоправданно общим философским выводам и заключениям. Но сведение социального к индивидуальному, а индивидуального к биологическому – традиционное обобщение философской антропологии. Порою в этом антропологи доходят до крайности.
Так, некоторые из антропологов наделяют человека врожденным агрессивным инстинктом (К. Лоренц, А. Митчерлих). Митчерлих заключает, что, если подойти к человеку "без морали", то следует признать, что агрессивный порыв неизбежно вытекает из наследственно-генетических структур, а избыток агрессивной энергии становится господствующим в обществе. В качестве аргумента он ссылается на историю войн.
Витально-биологические предпосылки антропологии Гелена и его коллег не только определили характер их собственных учений о человеке, но и оказали значительное влияние на учения других представителей философской антропологии, в том числе и на представителей "культурной антропологии" Э. Ротаккера и М. Ландмана.

Powered by Drupal - Design by artinet