Философско-правовые взгляды В. С. Соловьева

Несмотря на то, что тема диссертации звучит достаточно традиционно, актуальность её не исчезает. О Вл. Соловьеве, действительно, говорится и пишется в последнее время очень много, но от этого он не становится нам понятнее. Понять его с точки зрения традиционных историко-философских подходов, вообще не представляется возможным, по той причине, что результатом его творческой деятельности является не философия в собственном смысле слова. Философия (если речь идёт о западноевропейской философии) есть по определению познание «исключительно теоретическое и отвлечённое». Поэтому, когда Вл. Соловьев заявляет, что, в качестве такового, она «перешла безвозвратно в мир прошедшего» [Кризис западной философии, 2, с.5], он дистанцируется относительно самой философии. Всё дальнейшее творчество Вл. Соловьева уже не может рассматриваться с чисто философской точки зрения, иначе оно предстаёт в виде фрагментарных писаний с периодическими «уходами» в политику, религию, социологию, искусствоведенье. Чтобы понять целостность соловьёвского феномена необходимо сменить угол зрения, посмотреть на него с разных сторон, поискать подходящий ракурс.
Именно поиском подходящего ракурса и является настоящее исследование. Автор предпринимает попытку оценить творчество В л. Соловьев в контексте его философской традиции. Каким образом столько великих самобытных умов своего времени, таких как С.Н. Булгаков, П.А. Флоренский, С.Н. Трубецкой, С.Л. Франк, Л.П. Карсавин, оказались связаны между собой узкими рамками «философской школы»? Может быть, правы те исследователи, которые считают связь между этими философами внешней, не выходящей за
рамки терминологии, и предпочитают рассматривать их учения обособленно? Ставя перед собой эти вопросы, автор приходит к выводу, что философская школа всеединства является одним из ключей к пониманию творчества самого Вл. Соловьева.
Школа всеединства возникла как результат jwema-философской деятельности Вл. Соловьева. Она есть именно школа жизни, школа не теоретического отношения к познанию, поэтому не может быть понята в традиционном смысле как «соловьёвство» или «неосоловьёвство». Все перечисленные философы являются последователями Вл. Соловьева по духу, а не по букве. Тогда как сама «буква» воспринимается ими как повод для раздумья, призыв к творческому переосмыслению. Традиция всеединства является, таким образом, уникальным в мировой философии феноменом живой связи между самостоятельными и оригинальными мыслителями, каждый из которых достоин быть основателем собственной философской школы.
Сама осуществлённость этой связи говорит о претворении принципа «положительного всеединства». Стремление самоценных мыслителей к совместному поиску философского синтеза — это новое слово для западноевропейской традиции в философии. С этого момента теоретическая философия уже неотделима от законов нравственности, от эстетического детерминизма, она перерастает себя и становится подлинным философским деланием.
Таким образом, актуальность настоящего исследования: обусловлена широким культурно-историческим и нравственно-практическим контекстом рассмотрения проблемы. Автор исследует идейное наследие Вл. Соловьева в качестве субъективного и объективного оснований для становления; философской традиции всеединства в России. И обратно, традицию всеединства как специфический феномен русской духовной реальности предлагается
рассмотреть через обусловленность «философским деланием» Вл. Соловьева.

Powered by Drupal - Design by artinet