Государство как правовой тип публичной политической власти

Не следует полагать, что организация публичной политической власти правового типа складывается лишь в новейшее время и ха-рактерна лишь для современного государства. Государство как правовой тип публичной политической власти, как институцио-нальная форма свободы существует столько, сколько существует правовой тип социальной регуляции. Поэтому и юридическое понимание государства, противопоставление государства и деспотии имеют древнюю традицию – начиная с древнегреческой политиче-ской мысли. В русле этой традиции сущность государства объяс-няется как соединение политической силы с правом или подчине-ние власти правовым законом. Уже Аристотель определял государство как совокупность граждан, т.е. лиц, обладающих политическими правами. В I в. до Р.Х. Цицерон, называвший государство (respublica) делом народа (res populi), объяснял, что народ – не просто множество подданных, а соединение многих людей, связанных между собою согласием в вопросах права. В XIII в. Фома Аквинский учил, что светской власти следует повиноваться, но лишь до тех пор, пока ее противоправный характер не становится нестерпимым; в отношении явно противоправной власти у подвластных есть естественное право на неповиновение. В XVII в. Джон Локк, один из основоположников либерализма, определял государство как политическое сообщество, созданное свободными индивидами в целях надежного обеспечения своих естественных прав, свободы, личной безопасности и собственности. В конце XVIII в. в Декларации независимости США и французской Декларации прав человека и гражданина было провозглашено, что люди создают государства для обеспечения своих естественных прав и имеют право изменить правительство, нарушающее естественные права и свободы граждан. И.Кант определял государство как множество людей, подчиненных правовым законам. Г.В.Ф.Гегель видел в государстве правовую форму политического принуждения, в истории государства – прогресс свободы.
В либертарно-юридическом понимании государство – это вла-стная организация, обеспечивающая правовую свободу. Или: правовой тип и правовая форма организации и функционирования публичной политической власти. Или: правовая организация публичной политической власти свободных индивидов .
Из такого определения вытекает, что государственно организо-ванное сообщество состоит из свободных индивидов, образую-щих в качестве членов государства совокупность субъектов пуб-личного права. Поэтому в государственно-властных отношениях повелевающие субъекты хотя бы минимально связаны хотя бы минимальной свободой подвластных.
Оговорка “хотя бы” предполагает, что государство в разных правовых культурах будет разным. Есть государство, максималь-но гарантирующее права человека, и есть государство, обеспечи-вающее лишь минимум правовой свободы. “Всякое государство связано правом в меру его цивилизованности, развитости права и правовой культуры у соответствующего народа и общества” . Но мера связанности властеотношений правом является разной в ар-хаичном аграрном и в современном индустриальном обществе, в государстве авторитарном и либерально-демократическом, в государстве с вековыми традициями конституционализма и в государстве посттоталитарном и т.д. (см. 3.5.3.).
Сущностное единство права и государства означает, что госу-дарство обеспечивает правопорядок и само (как властный порядок) является частью правопорядка. Ибо для любых общеобязательных норм требуются властные институты, обеспечивающие соблюде-ние этих норм. Для правовых норм нужна правовая организация власти. Поэтому государство – публично-властная организация, необходимая для права, система властных институтов (органов), способных принудительно обеспечить правопорядок. Право – нормативно выражаемая форма свободы, а государство – институциональная, организационная форма осуществления свободы лю-дей в их социальной жизни .
Власть, обеспечивающая право, сама должна быть подчинена праву. Следовательно, государство можно рассматривать через призму правового законодательства, конституирующего государственные институты и отношения. Законы о государственной власти представляют собой необходимую нормативную форму обеспечения правовой свободы.
Но даже в развитой государственно-правовой ситуации кон-ституция и законы дают лишь модель властеотношений, а реаль-ное осуществление государственной власти всегда в некоторой мере отклоняется от заданной модели. Причем эти отклонения не сводятся к неконституционной или противоправной деятельности должностных лиц. Просто реальность государства богаче и мно-гообразнее заданных правовых моделей . Поэтому для полного знания о государстве, его типах, формах, функциях нужно знать не только законы, но и фактический порядок формирования и осуществления государственной власти. Однако эта оговорка ни-коим образом не затрагивает принципиальный тезис о правовой сущности государства.
Таким образом, государство представляет собой правовое яв-ление, организацию публичной политической власти правового типа. В частности, государственный суверенитет означает, что суверенная власть государства, верховная и независимая, введена в правовые рамки. Это такой механизм политического принуждения, который, так или иначе, опосредован правом, действует в рамках властных правомочий.
Правовое понимание государства терминологически неочевидно в русском языке. Термин “государство” является производным от “государь” (“государь-ство” – это то, что принадлежит едино-личному правителю, государево достояние). Напротив, в запад-ноевропейских языках употребляются термины, возникшие в Но-вое время на основе латинского status (stato, state, Staat, Etat etc.), которые подразумевают властно организованное сообщество правового типа. В сущности, они означают то же, что и древне-греческие pόliς, πολιτεία, латинские civitas, respublica – не госу-дарево достояние, а публично-правовое объединение граждан.
Термин stato применительно к публично-правовому состоянию сообщества появился в научном языке в XVI в. Ранее в политическом языке использовались термины “республика”, “правление”, “империум”, а также “княжество”, “принципат” и другие термино-логические формы, отражавшие феодальные политико-правовые формы, адекватно выраженные русским термином “государство”.
В итальянском языке stato (как и латинский термин status) означает состояние, положение, сословие и т.д., что выглядит достаточно нейтральным. Но термин stato, как и немецкий Staat или английский state, этимологически не связан с такими терминами и понятиями, как “государь”, “царь”, “господин”, “властелин”, “правитель” и т.п. Термины, производные от stato, возникли в европейской граждан-ской цивилизации для обозначения сложившегося именно здесь особого типа организации публичной политической власти – правового типа . И было бы неверно употреблять эти термины для обо-значения деспотии (“деспотическое государство”) – политического агрегата иного типа, иной сущности нежели pόliς, civitas, stato.
В русском же языке не появился аналогичный термин, обозначающий публично-правовое состояние сообщества, так как термин “государство” всегда был адекватен российской политической действительности. Но если, тем не менее, считать, что термин “государство” адекватно передает содержание, смысл, сущность терминов state, Staat etc., тогда следует признать, что “государство” в современном понимании означает публично-правовое состояние сообщества, организацию публичной политиче-ской власти правового типа.

Powered by Drupal - Design by artinet