Формирование деспотического механизма власти

Деспотия генетически связана с общинным способом существо-вания человечества. Общинный принцип социального бытия про-является в общинной этике и психологии, в общинной системе ценностей. Он означает безусловное подчинение человека инте-ресам своей семьи, общины, касты и, наконец, политически орга-низованного сообщества как целого. Этого требуют общеобяза-тельные нормы, обеспечиваемые принуждением со стороны об-щины и ее органов управления.
Любые правила взаимодействия людей, позволяющие им удов-летворять свои потребности в рамках некоего сообщества, долж-ны быть обязательны для всех членов этого сообщества. Поэтому люди, признающие эти правила, создают органы управления со-обществом, призванные формулировать такие правила и обеспе-чивать их реализацию. Каждое организованное сообщество мо-жет функционировать только благодаря своим органам, т.е. бла-годаря деятельности особых субъектов или групп людей, под-держивающих этот порядок .
В процессе формирования цивилизованного сообщества выра-батываются социальные нормы, обязательные в этом сообществе, и складываются поддерживающие их политические институты. Происходит политогенез – переход к профессиональному поли-тическому управлению определенного типа, силового или правового.
Системоцентристские социальные нормы требуют силовой ор-ганизации социального управления. Причем по мере роста и ус-ложнения общинной системы все больше проявляется силовой, деспотический принцип интеграции и управления системой.
Как уже сказано, аграрная революция привела к радикальному росту численности общества, организованного по общинному ти-пу. Локально-цивилизационные сообщества в сотни раз превос-ходили родоплеменные межобщинные объединения. Этот рост привел к тому, что система в сфере управления перешла информационный барьер, за которым прежняя (потестарная) организа-ция власти уже не справлялась с управлением системой. Старая система общинного типа, не имевшая постоянного, профессио-нального аппарата управления, дошла до предела роста. Для того чтобы превзойти этот предел, нужно было перейти к качественно новому управлению системой, т.е. должна была произойти трансформация старой системы в новую систему того же типа. Именно так и произошло: при сохранении общинного типа системы про-изошел переход к регулированию посредством постоянного ап-парата управления, который ведал, прежде всего, производством и распределением. Возник профессиональный аппарат, планирующий, организующий и контролирующий всю жизнедеятельность сообщества.
Переход информационного барьера (и кризис управляемости родоплеменной системы) был первой причиной перехода к полити-ческому управлению посредством профессионального бюрократи-ческого аппарата. В социальной системе общинного типа стали складываться аппарат и организация публичной политической вла-сти. К началу формирования этой организации популяции оседлых земледельцев существовали уже как население, проживающее и осуществляющее хозяйственную жизнь на определенной террито-рии. Поэтому аппарат публичной политической власти, управлявший производством и распределением, структурировался не по родовому, а по территориально-поселенческому принципу. Возникла территориальная организация власти, при которой родовые структуры постепенно утрачивали социальную значимость в срав-нении с территориально-поселенческой организацией населения.
Вторая причина – необходимость организовать совместную производственную деятельность населения на основе внеэкономического (силового) принуждения. Поэтому понадобилась организация публичной политической власти силового типа, способная, ради сохранения системы, мобилизовать население для решения производственных или оборонительных (либо захватнических) задач и при этом не считаться с массовыми людскими потерями. Иначе говоря, выжить в борьбе за существование мог-ли в тех условиях только те локально-цивилизационные общно-сти, в которых формировалась деспотическая организация вла-сти. Там, где такая организация власти не возникла, социальная система погибла или была поглощена более сильной, деспотиче-ски организованной системой.
Профессиональный аппарат управления возник из разделения общественного труда в процессе крупномасштабного производ-ства. При таком разделении труда аппарат управления выступает как необходимый организатор, руководитель и основной субъект производства и распределения.
Производящая экономика общинного типа требовала тотальной регламентации всего комплекса отношений, связанных с производ-ством, накоплением, распределением и потреблением. Она объек-тивно нуждалась в регламентировании хозяйственных процессов, во властной организации производства, хранения и распределения из-быточного продукта. Она порождала новые управленческие функ-ции. Так, возникла необходимость нормировать и учитывать трудо-вой вклад каждого члена общества, результаты его труда, его уча-стие в создании общественных форм, выдачи ему из общественных фондов. В процессе нового разделения общественного труда появились группы организаторов производства, руководителей и производителей работ, надзирателей, учетчиков труда и распределения его результатов (тотальное управление на основе силового принужде-ния требует тотального учета и контроля), а также должностные ли-ца, контролирующие и обеспечивающие соблюдение норм, которы-ми регламентировались все общественные процессы. Соответствен-но возникли властные органы, наказывающие за проступки и ис-полняющие наказание, охраняющие порядок и обеспечивающие безопасность сообщества. Столкновения локально-цивилизационных общностей в борьбе за людские и природные ресурсы потребовали постоянного многочисленного войска.
Основополагающая роль аппарата управления в общественном производстве и распределении позволяла осуществлять публич-но-властную деятельность без налогов в обычном смысле. В про-цессе распределения, часть распределяемого продукта оставалась в структурах аппарата и распределялась для выполнения публич-но-властных функций и личного потребления. Происходил обмен труда по управлению обществом на часть общественного продук-та. Некоторая доля распределяемого продукта поступала в виде дани или военной добычи, но это, конечно, нельзя считать нало-говыми поступлениями.
В социальной структуре деспотической цивилизации выделяются две основные группы – общинники-земледельцы и чиновничество, управляющее всей жизнедеятельностью общества. Внутри этих основных групп существовала дробная кастово-сословная структура.
Чиновничество в целом имело иерархическую структуру, а различия в статусе отдельных групп бюрократии определяли их более или менее выгодное положение в системе распределения. Причем обычно продвижение в этой иерархии наверх было за-труднено или даже невозможно (сословно-кастовый принцип).
Эту иерархию венчала обожествляемая фигура деспотического правителя, перед которым все равны, а именно: равны нулю. Так, в древнем Китае все земли страны считались принадлежащими императору, а чиновники были лишь его слугами, управляющими императорским имуществом. Несмотря на гигантскую роль, ко-торую чиновничество играло в функционировании деспотически организованной системы, все чиновники находились в положе-нии императорских лакеев, сколь бы высоко они ни стояли на бюрократической лестнице.
Вместе с деспотической организацией власти возникло и офи-циальное нормотворчество, законодательство. Официальные нор-мы устанавливали социальную иерархию, тщательно регламенти-ровали процессы труда и распределения, закрепляли формальное неравенство как в сфере позитивного, официально одобряемого поведения, так и в наказаниях за нарушение официальных предписаний. Характерная черта деспотического законодательства – его жестокость. Оно не защищало индивидуальные или групповые интересы и ценности, но охраняло социальную систему в целом. Лю-бые нарушения официально установленного или санкционирован-ного порядка расценивались и наказывались как неповиновение власти, как посягательство на систему, но не как посягательство на жизнь, здоровье или имущество отдельных людей или коллективов.
Итак, из родовой общины в результате аграрной революции за-кономерно возникает общинная, системоцентристская цивилиза-ция, в которой нет свободы, права и государства. Исторически первый тип публичной политической власти – деспотия, органи-зация власти силового типа. Она возникает из разделения обще-ственного труда при проведении широкомасштабных работ на основе всеобщего внеэкономического принуждения.

Powered by Drupal - Design by artinet