Характеристика отдельных исторических типов права и государства

В первом приближении различаются два этапа исторического прогресса свободы – неравенство в свободе (этническое, сослов-ное) при формальном равенстве внутри больших групп и всеоб-щее формальное равенство.
Правовое неравенство характерно для правовых культур доин-дустриального (аграрного) общества, в котором не было и не могло быть равной правовой свободы всех. Всеобщее формаль-ное равенство соответствует индустриальному обществу Нового времени, когда постепенно достигается равная свобода всех, не-зависимо от социально-сословных, религиозных, имуществен-ных, половых и других фактических различий между людьми.
В исторически неразвитых правовых культурах (в доиндустри-альном обществе) субъектами права и государства не могли быть все члены общества. Значительная часть населения – несвобод-ные или частично свободные – были полностью или частично ис-ключены из сферы государственно-правового общения. Несво-бодные (рабы) были не субъектами права, а объектами права соб-ственности. Для субъектов государственно-правового общения было характерно множество неравных правовых статусов. Внут-ри больших групп (классов, сословий, цехов и т.д.) существовало формальное равенство, но между этими группами – формальное неравенство.
В правовых культурах индустриального общества достигается всеобщее формальное равенство. Здесь отдельный человек, инди-вид выступает как субъект права и государства наравне с другими индивидами. Правда, сохраняются различия в статусах человека-гражданина и человека-негражданина: граждане государства обла-дают в своем государстве большей правовой свободой, чем ино-странцы (граждане других государств) и лица без гражданства. Помимо равноправия здесь достигаются разделение частного пра-ва и публичного права, сферы собственности и сферы публичной власти, гражданского общества и политического государства.
Итак, в первом приближении можно различать два исторических типа права и государства: первый соответствует доинду-стриальному обществу, второй – индустриальному. Они разли-чаются по следующим соображениям: в первом – неравные пра-вовые статусы, во втором – всеобщее равноправие.
Но при более подробном рассмотрении развитие правовой сво-боды в доиндустриальном обществе можно разделить еще на два этапа – этнический и сословный. В Древности (в греко-римской цивилизации) правовые культуры создавались отдельными этно-сами. В таких этно-правовых культурах представители иноэтнич-ных групп не признавались субъектами права, не считались дос-тойными свободы. Миросозерцание эллинов и римлян и, в част-ности, их правовое сознание убеждало их в том, что варвары от природы предназначены к рабству. В эпоху Средневековья поло-жение изменилось. Этнический признак перестал быть критери-ем, определяющим разделение на свободных и несвободных. Христианская религия, утверждающая, что перед Богом нет раз-ницы между иудеем и эллином, стала важнейшим культурным фактором объединения европейских народов в рамках такого су-перэтноса, в котором правовое положение человека зависело от его сословной, но не этнической принадлежности. Вместо деле-ния на свободных и несвободных общество стало делиться на со-словия свободных. Причем сословная принадлежность постепен-но утратила связь с этнической принадлежностью.
Кроме того, индустриальное общество с его всеобщим формальным равенством не является концом исторического развития цивилизаций правового типа. В наиболее развитых современных странах достигнуто постиндустриальное общество. В этих стра-нах, с одной стороны, гарантируется всеобщая равная свобода и возрастает объем правовой свободы, гарантированный каждому индивиду. Но, с другой стороны, здесь устанавливаются и реаль-но удовлетворяются потребительские привилегии для низших со-циальных групп. Это позволяет говорить о новом этапе историче-ского проявления правовой свободы: всеобщее формальное ра-венство дополняется (и нарушается) привилегиями для тех, кто в отношениях эквивалентного обмена реально не может удовле-творять минимальные потребности.
Потребительские привилегии для социально слабых – это со-циальное обеспечение, бесплатное жилье, бесплатное медицин-ское обслуживание и т.п. Формально такого рода привилегии может получить каждый. Но фактически их получают только те, у кого нет достаточных ресурсов жизнедеятельности; они удов-летворяют свои потребности за счет всех остальных.
Такова “спираль” исторического прогресса свободы. В ходе этого исторического процесса возрастает общий объем правовой свободы. В то же время происходит исторический переход от привилегий для высших групп через всеобщее формальное ра-венство к привилегиям для низших групп. Когда-то пользование некоторыми социальными благами было привилегией высших сословий. Затем было достигнуто всеобщее формальное равенст-во в доступе ко всем социальным благам. Это означало для соци-ально слабых формальную возможность, но не исключало факти-ческую невозможность пользоваться многими благами, иногда даже необходимыми. Ныне представители низших групп вправе пользоваться необходимыми социальными благами по общим, равным для всех правилам и вдобавок могут воспользоваться ус-тановленными для них потребительскими привилегиями.
Таким образом, история демонстрирует четыре основных этапа прогрессирующего развития свободы. На первом этапе есть деле-ние на свободных (субъектов права) и несвободных (бесправных). На втором – свободны все, но в разной мере. На третьем – все сво-бодны в равной мере. На четвертом всеобщее формальное равен-ство нарушается потребительскими привилегиями низших групп. Этим этапам соответствуют четыре исторических типа права и го-сударства. По терминологии В.С.Нерсесянца, это этнический, сословный, индивидуалистический и гуманитарный (гуманитарно-правовой) типы права и государства .
Все государства (государственно-правовые системы) создава-лись и создаются этносами (или суперэтносами). В исторически развитой правовой ситуации этническая принадлежность не име-ет значения; здесь этнические различия между членами одного и того же государства, “снимаются” правом, не имеют юридиче-ского значения. Но в исторически неразвитой правовой ситуации Древнего мира именно принадлежность человека к государство-образующему этносу определяла его способность быть субъектом права и субъектом государства.
Поэтому исторически первый тип права и государства следует считать этническим типом. В древних государствах деление на свободных и несвободных, полноправных и неполноправных, граждан и неграждан осуществлялось по этническому критерию. Гражданами (полноправными субъектами) могли быть только люди, относящиеся к этническому сообществу, образовавшему данное государство. Обладателем прирожденных прав (“право-вым человеком”) считался только свободный человек, принадле-жащий к государствообразующему этносу .
Территориальное расширение древнего государства, вхождение в его состав иноэтничного населения не разрушало этнический принцип государственной принадлежности. Представители тех иноэтничных групп, которые не уничтожались и не обращались в рабство, тем не менее, не могли быть полноправными субъектами, пока они сохраняли свою этническую самобытность и тем самым противопоставляли себя доминирующему этносу. Как правило, государствообразующий этнос ассимилировал ино-этничные группы, остававшиеся в сфере его расселения и властвования. В первую очередь ассимилировались или уничтожа-лись верхние, образованные слои таких групп, которые могли со-хранять память о прошлой политической независимости своего этноса. В результате ассимилируемые этносы превращались в ло-кальные культурные группы, в этнический субстрат, который по-степенно растворялся в доминирующем, государственно-господствующем этносе. Вбирая в себя иноэтничные группы, он приви-вал им сознание общей этнополитической принадлежности.
Следующим историческим типом права и государства стал средневековый сословный тип, который в наиболее чистом виде проявился в условиях европейского феодализма. Здесь уже не бы-ло рабства и рабовладения, но не было и равной правовой свободы. Этнический критерий деления на свободных и несвободных, пол-ноправных и неполноправных сменился сословным критерием оп-ределения меры свободы. Неравноправие сословий выражалось, в частности, в том, что члены низших сословий, хотя и признавались субъектами права и обладали минимальной правосубъектностью, тем не менее, не могли участвовать в формировании и осуществ-лении государственной власти. Занятие высших должностей и во-обще участие в делах государственного управления было привилегией аристократии. Неравноправие сословий проявилось и в со-словно-представительных монархиях, характерных для позднего европейского средневековья. Представительство сословий в парламенте (совещательном или одобряющем монаршие решения собрании) было непропорциональным. Все сословия, так или иначе причастные к формированию и осуществлению государственной власти, были допущены к власти формально в разной мере.
В Средние века первичные права существовали в виде прав привилегий разных сословий. Это были, по терминологии В.С.Нерсесянца, “сословные права человека”, или “права сослов-ного человека”. Это не личные или фамильные привилегии, да-руемые за заслуги, и не потребительские привилегии социально слабых – вроде “права на социальное обеспечение” или “права на бесплатное жилье”. Это сословные права, гарантирующие равный объем свободы каждому члену одного и того же сословия, но разный для разных сословий. При этом права представителей выс-шего сословия были привилегией, т.е. большим объемом свободы по сравнению с правами низшего сословия.
Правовое различие сословий выражалось не только в отсутствии общих правовых норм и статусов, общего для всех сословий право-порядка. В сословном государстве не было единой правовой систе-мы, каковой в Новое время стало общегосударственное законода-тельство (в Англии – “общее право”). Средневековое королевское законодательство имело ограниченную сферу действия и конкури-ровало с другими правовыми системами. Внутрисословные, а ино-гда и межсословные, отношения регулировались самостоятельными корпоративными, сословно-цеховыми правовыми системами, среди которых выделялись основанное на классическом римском канони-ческое право, феодальное (поместное, ленное, манориальное) право, торговое право, городское право и др.
В Новое время преодоление феодализма и буржуазные рево-люции привели к упразднению сословных правовых различий и утверждению всеобщего правового равенства. Возник третий ис-торический тип права и государства – индивидуалистический. При этом типе источником правосубъектности становится уже не сословная принадлежность человека, а индивид как таковой. Ка-ждый человек признается субъектом права наравне с другими. Все индивиды признаются равноправными членами общества (гражданского общества), а все граждане (подданные) – равно-правными субъектами государства. Права человека и права граж-данина провозглашаются естественными и неотчуждаемыми. Они определяют деятельность законодателя, исполнение законов и обеспечиваются правосудием.
В это же время возникает понятие правового государства. Нужно подчеркнуть, что правовое государство – это не самостоя-тельный реальный исторический тип государственности, а иде-альный тип, характеристики которого разрабатываются доктри-ной по мере продолжающегося прогресса права и государства.
В ХХ в., особенно после второй мировой войны, начинается формирование четвертого исторического типа права и государства, который В.С.Нерсесянц называет гуманитарно-правовым. Этот тип соответствует постиндустриальному обществу и скла-дывается в странах, наиболее развитых в экономическом отношении.
Независимо от того, как называть этот тип (можно называть просто новейшим), его содержание сводится к следующему: пра-вовая свобода (прежде всего, собственность) ограничивается уравниловкой, государство занимается перераспределением на-ционального дохода в пользу социально слабых. Здесь развивает-ся социальное законодательство, устанавливающее потребитель-ские привилегии (см. 9.4.).
Государственность этого типа описывается понятием социаль-ного правового государства. Имеется в виду, что такое государ-ство обеспечивает права человека, и в этом смысле выступает как правовое государство, но в то же время устанавливает потреби-тельские привилегии, которыми может воспользоваться тот, кто в условиях правового равенства оказывается в экономически невы-годном положении. Таким образом, здесь конкурируют правовой и уравнительные способы социальной регуляции.

Powered by Drupal - Design by artinet