Типы культуры и доминирующие типы личности

Социокультура есть устойчивая система духовного производства. В сфере социокультуры человечество производит духовные цен-ности, духовные стандарты, нормы общественной жизни и соци-ально-политической организации. Право и государство производятся такой социокультурой, в которой вырабатываются стандар-ты свободного бытия человека. Правовой тип культуры означает особую разновидность социокультуры и важнейшую составную часть персоноцентристской социокультуры.
Система ценностей современной правовой культуры выражена в идеологии естественных и неотчуждаемых прав и свобод человека и гражданина. Приоритеты этой системы определены в следую-щем суждении: человек, его права и свободы – высшая ценность.
Историческое развитие правовой культуры порождает такой доминирующий тип личности (социально-этический и социаль-но-психологический феномен), для которого высшей ценностью является свобода. Это правовой тип личности, или индивид.
Поскольку свобода в сообществе возможна лишь как равная свобода каждого (равная – в пределах определенного круга свободных), то для правового типа личности характерна ментальная установка на уважение свободы других, подчинение своей свобо-ды общей норме. Правовой менталитет заставляет человека, осоз-нающего свою свободу в рамках некоего сообщества (территори-альной общины, группы, сословия, общества, государства), видеть в других членах сообщества субъектов, равных ему в свободе.
Человек, сформировавшийся как личность в условиях правовой культуры, относящийся к правовому типу личности, ценит нор-мативный порядок свободы (и властные институты, обеспечи-вающие этот порядок). Он готов защищать свою свободу от про-извольного вмешательства частных лиц или публично-властных субъектов, но в то же время он готов ограничивать свою свободу по общим для всех правилам. Ибо свобода возможна лишь тогда, когда каждый, осуществляя свои права, не нарушает такие же права других.
В развитой правовой культуре законопослушность не означает конформизм. Человек, достаточно осознающий свои права, обычно не смиряется с нарушением его прав властными субъектами и от-стаивает права всеми законными средствами, что влечет за собой негативные последствия для должностных лиц государства, нару-шающих права. Поэтому в условиях развитой правовой культуры, во-первых, выработаны институты и процедуры, позволяющие эффективно защищать нарушаемые права, а, во-вторых, для долж-ностных лиц государства, даже для рядовых полицейских, харак-терна относительно высокая правовая культурность.
В правовой культуре собственность (частная собственность) имеет столь же высокий ценностный статус, как и любые другие аспекты правовой свободы (личная свобода, политическая и т.д.). Частная собственность является необходимым условием правовой свободы в целом и составляет экономическую основу, на которой формируется правовой тип личности. Поэтому в либеральных кон-ституциях XIX в. частная собственность провозглашалась священ-ной и неприкосновенной. В развитой правовой культуре сфера от-ношений собственности образует неполитическое гражданское общество, отделенное от политической сферы, государства.
Институциональным выражением развитой правовой культуры служат либеральная демократия и правовое государство. Только в этих государственно-правовых формах достигается и макси-мально реализуется политическая свобода, а государственный аппарат, контролируемый избирателями, действительно занима-ется общими делами граждан.
Атрибутом правового типа личности является правосознание. Феномен правосознания в собственном смысле существует толь-ко в правовой культуре. В неправовых культурах существует не правосознание, а иное общественное сознание (моральное, рели-гиозное, потестарное и т.д.), для которого характерен правовой нигилизм.
В цивилизациях системоцентристского типа преобладают не-правовые способы социальной регуляции, прежде всего – сило-вой способ. В этом смысле общую культуру системоцентрист-ских цивилизаций следует определять как неправовой тип куль-туры. Эта культура порождает соответствующий доминирующий тип личности.
Для неправовой культуры характерны коллективизм, безуслов-ное подчинение приказам (непременное условие коллективизма) и ограничение личной инициативы, нивелирование отдельных инди-видов, уравнительность, солидарность, высокая мобилизационная способность населения, особенно в кризисной ситуации. Неправо-вой тип личности отвергает ценность свободы в пользу общинно-сти, коллективизма, тотальной властной организации обществен-ной жизни, которая дает ощущение стабильности бытия.
Неправовому типу личности присуща рабская покорность в от-вет на деспотическое насилие или угрозу его применения. Деспотизм и сервилизм (раболепство, прислужничество, рабская угод-ливость) – это два проявления одной и той же сущности: человек, не знающий свободы, не уважающий достоинство личности в са-мом себе, радостно демонстрирующий свою преданность хозяину (вождю, хану, царю, генеральному секретарю, баши, президенту или иному “первому лицу”), в то же время стремится унизить че-ловеческое достоинство и даже уничтожить, растоптать личность того, кто окажется в его власти, особенно если тот мнит себя свободным.
Собственность (частная собственность) в неправовой культуре имеет низкий ценностный статус. Ибо, во-первых, возможность индивидуального присвоения порождает противоречия интересов индивида и коллектива, разрушает общинный строй. Во-вторых, и это вытекает из первого обстоятельства, здесь собственность – в той мере, в которой она допускается легально или полулегально – не гарантирована даже для представителей высших, элитных групп .
Общая культура России – традиционная и современная – занимает срединное положение между культурами Европы и Азии, Запада и Востока. Соответственно, ее нельзя однозначно харак-теризовать как культуру правового или неправового типа .
С одной стороны, за тысячелетнюю историю России был всего лишь полувековой период (от шестидесятых годов XIX в. до 1917 года), когда не было социальной несвободы. Поэтому для рос-сийской культуры характерен коллективизм в самых разнообраз-ных исторических формах: общины, артели, колхоза, трудового коллектива предприятия, коммунистической партии, тоталитарно организованного советского народа и т.д. В современной России сохраняются невысокий ценностный статус частной собственно-сти, негативное отношение большинства к индивидуализму. По-сткоммунистическая российская культура демонстрирует такие явления неправового типа культуры как покорность перед власть имущими, сервилизм, унижение человеческого достоинства, сла-бое осознание прав личности, декларированных в конституции и законах (Россия – “страна рабов, страна господ”). В российском массовом сознании свобода традиционно понимается как воля – анархия, отсутствие внешних ограничений, “озорничество”, но не как правовая свобода, не как формально равная возможность вы-бора в рамках общих для всех правил.
Что касается российской государственности, то здесь никогда не было даже подобия либеральной демократии. Для российской политической культуры характерны авторитаризм и патернализм. В российском массовом сознании государство (аппарат государ-ственной власти) закономерно воспринимается как нечто отделенное, отчужденное от “остального народа”, от “общества”. Со-храняется и вера в “доброго царя”, способного защитить народ от произвола “злых бояр”.
С другой стороны, в истории России были периоды, когда страна в своем развитии поворачивалась в сторону правовой культуры, после которых, однако, всегда наступала антиправовая реакция.
В этом отношении российская история в ХХ в. особенно тра-гична. Демократическая революция 1917 г. произошла во время тяжелейшей войны, а поэтому любые демократические правовые преобразования в этот момент были обречены на провал. Для со-хранения политического порядка в условиях войны, для выхода революционной страны из войны с наименьшими потерями была нужна диктатура. И такую диктатуру закономерно установили не разрозненные демократически ориентированные элиты, а поли-тическая сила, отвергающая правовую свободу, наиболее после-довательная в осуществлении диктатуры – большевики. Они су-мели использовать коллективистское начало российской культу-ры, доведя его до крайней, гипертрофированной формы, превра-тили все общество в огромный деспотически организованный коллектив – жесткую тоталитарную систему, функционирующую на основе коммунистической идеологии. Сталин воспитал людей, не имевших даже представлений о свободе (“народ, не сознаю-щий своего рабства”). Поэтому и сегодня коммунизм с его пре-ступлениями против человечества не оценивается большинством населения страны как однозначно негативное явление.
В период посттоталитарного развития в России произошел ка-чественный переход от принципиально неправовой культурно-политической ситуации к принципиально правовой, от системы, которая в принципе отрицала правовую свободу, к системе, кото-рая в принципе допускает правовую свободу. Но, несмотря на этот переход, правовой тип личности отнюдь не стал и не мог стать доминирующим. (Моисей водил свой народ по пустыне со-рок лет, пока не произошла необходимая смена поколений и лю-ди, духовно сформировавшиеся в условиях несвободы, не пере-стали доминировать). Неразвитость российской правовой культу-ры объективно сдерживает процесс формирования в стране демо-кратического правового государства.

Powered by Drupal - Design by artinet