Классификация правосознания

Правосознание принято структурировать и классифицировать по различным основаниям.
По субъектам различаются индивидуальное, групповое и обще-ственное правосознание. Разумеется, реальными субъектами (но-сителями) правосознания являются только индивиды, но не кол-лективные субъекты (группы, сословия, народы и т.д.). Группо-вое правосознание и общественное правосознание – это обоб-щенная характеристика правосознания отдельных индивидов, об-разующих социальные группы и, соответственно, население страны. В том же смысле можно говорить о правосознании, ха-рактерном для определенной исторической эпохи или правовой культуры.
Групповое правосознание – это представления о праве, харак-терные для определенных социальных групп, демонстрирующие различия и специфику правосознания этих групп. При этом име-ются в виду реальные социальные группы (местные сообщества, общественные формирования, формальные и неформальные кол-лективы), а также условные группы, различаемые наукой именно по причине различий правосознания (разные половозрастные группы, служащие правоохранительных органов и правонаруши-тели, работодатели и наемные работники, группы с существенно разным уровнем доходов и т.п.).
Общественным (по существу – национальным) правосознанием называются представления о праве, присущие большинству чле-нов общества, точнее – большинству индивидов, интегрирован-ных в государство и соответствующую национальную правовую культуру. Правовые нормы объективированы в правосознании не просто отдельных индивидов, а множества людей, формирующих национальную правовую культуру (национальную правовую сис-тему).
По уровню юридической образованности, информированности принято различать массовое, или обыденное, и специализированное правосознание, в частности, профессиональное правосозна-ние юристов. По существу речь идет о групповом правосознании – в больших условных группах. Массовое правосознание форми-руется в повседневной жизни при недостатке точной информации о праве. Поэтому в массовом правосознании, особенно в неразви-той правовой культуре, существуют заблуждения относительно права и государства, безосновательные мнения, требования, ожи-дания, неточные и даже искаженные представления о правовых нормах. Для профессионального правосознания юристов такие заблуждения не характерны, хотя они возможны даже в развитой правовой культуре (errare humanum est).
В зависимости от характера правопознания различаются эмпи-рический и теоретический уровни правосознания.
Теоретическое (научное, доктринальное) правосознание формируется путем научного изучения права и государства. Оно на-капливает и систематизирует знание о праве и государстве, вы-ражается в виде юридических понятий, теорий, доктрин и т.п. Понятно, что теоретическое правосознание не может проявляться как общественное правосознание. Оно может быть индивидуаль-ным или групповым – общим в рамках одной научной школы. В то же время в доктринальном правосознании выработаны право-вые принципы, общие для всех правовых культур (см.8.1.; 8.2.; 8.3.).
Эмпирическое, практически ориентированное правосознание складывается в процессе практической деятельности субъекта и служит ему повседневным средством ориентации в его культур-ной среде. Оно формируется в процессе переживания и осмысле-ния конкретных юридически значимых ситуаций, правовых от-ношений, в которых участвуют индивиды. При этом источником информации о праве обычно являются не нормативные тексты, а индивидуальные акты, юридически значимые действия (право-мерные и неправомерные). Иначе говоря, субъект, постигающий право эмпирическим путем, вырабатывает представления о праве преимущественно на уровне представлений о субъективных пра-вах и юридических обязанностях в типичных ситуациях, точнее – в ситуациях, которые он считает типичными. Поэтому для эмпи-рического правосознания характерно ситуативное, конкретное правовое мышление, ориентированное на ситуации, с которыми у субъекта связаны определенные переживания.
Кроме того, в структуре правосознания различаются правовая идеология и правовая психология. Правовая идеология – это ра-циональные, логико-понятийные представления о праве, в основе которых лежат правовые знания и навыки правового общения. В сфере правовой идеологии вырабатываются и используются аб-страктно-логические правовые понятия, принципы, конструкции и т.д. Правовая психология – чувственно-эмоциональное восприятие права и, соответственно, иррациональные представления о праве, слагающееся из ощущений, переживаний, образов, симво-лов, настроений. В неразвитом правосознании преобладает вос-приятие права на уровне правовой психологии. Однако и теоре-тически развитое правосознание включает в себя не только пра-вовую идеологию, но и элементы правовой психологии – чувст-венно-образное отражение права.
В контексте регулятивной функции различают законоодоб-ряющее, законопослушное и закононарушающее правосознание .
Законоодобряющее правосознание существует тогда, когда представления о должном быть праве в общем и целом совпадают с представлениями о существующем (официально выраженном, законном праве). Для носителей законоодобряющего правосозна-ния типичны установки на правомерное поведение. При этом авто-ритет закона или страх наказания не играют определяющей роли.
В условиях развитой правовой культуры должностные лица, применяющие законы, особенно судьи, воспринимают законы как должное быть право. Например, судья, применяющий законы, должен быть убежден в том, что его представления о надлежа-щем праве в общем и целом совпадают с представлениями зако-нодателя. В противном случае судья должен уйти в отставку, и, уже как частное лицо, он может требовать изменения законов.
Законопослушное – это прагматичное правосознание, в котором установки на законопослушное поведение вырабатываются в силу привычки, под влиянием авторитета закона и страха наказания. При этом положительные или отрицательные оценки содержания конкретных законов (существующего права) не имеют большого значения для установки на законопослушное поведение. В отдель-ных случаях носители законопослушного правосознания могут со-вершать правонарушения, даже серьезные, – если, с одной сторо-ны, интересы такого субъекта в конкретной ситуации вызывают у него соблазн нарушить право, а, с другой стороны, он почему-либо убежден, что в этой ситуации он останется безнаказанным.
Закононарушающее – это правосознание, в котором вырабаты-ваются установки на закононарушающее поведение. Есть множе-ство вариантов закононарушающего правосознания.
Во-первых, законы могут отставать от уровня развития нацио-нальной правовой культуры, от прогрессивных правовых требова-ний большинства социальных групп. Такое возможно в предрево-люционной ситуации, когда представления о должном быть праве (истинные или ложные) могут существенно расходиться с оценка-ми существующих законов (противопоставление права и закона).
Во-вторых, законы могут опережать уровень национальной пра-вовой культуры, уровень правосознания большинства социальных групп. Такое возможно при трансферте развитого правового зако-нодательства в неразвитые правовые культуры. В результате мно-гие законоположения оказываются фиктивными, не акцептируют-ся правосознанием большинства населения. В этом варианте пра-восознание выступает как закононарушающее постольку, посколь-ку оно еще “не доросло” до законодательства развитых правовых культур. Причем закононарушающие мотивы присутствуют и в массовом правосознании, и в официально-должностном (специ-альном) правосознании. Например, в России некий уровень кор-рупции воспринимается правосознанием большинства групп как фактическая норма, в пределах которой законы не действуют.
В-третьих, в условиях нормального правового развития, когда законы в общем и целом соответствуют уровню правовой культу-ры, всегда есть маргинальные группы с отклоняющимся, девиант-ным правосознанием. Это люди, почему-либо не вписывающиеся в существующую общую правовую культуру, или просто люди с низкой правовой культурой. Если выполнение правовых предпи-саний существенно противоречит их интересам, они совершают правонарушения. Причем, взвешивая возможные преимущества и недостатки, выгоды и невыгоды, положительные и отрицательные последствия законопослушного и закононарушающего поведения, эти люди все-таки выбирают последнее. Здесь тоже может быть противопоставление права и закона, но на основе девиантных или просто ложных представлений о праве и справедливости.
Закононарушающее правосознание маргиналов нельзя отожде-ствлять с правовым нигилизмом, характерным для особых марги-нальных групп – криминальных. Поскольку закононарушающее правосознание – это все же правовое сознание, в нем непременно присутствуют хоть какие-то правовые ценности. Человек может мотивировать собственное закононарушающее поведение своей якобы исключительностью и в то же время считать действующее право обязательным для всех остальных, ценить собственную правовую свободу и хотя бы в этом усматривать ценность права.
Криминальное маргинальное сознание – это тоже закононару-шающее сознание, но это уже не правосознание, а разновидность правового нигилизма. В криминальном сознании отрицаются цен-ность права вообще, ценность человеческой жизни, собственно-сти, неприкосновенность личности и другие правовые ценности.

Powered by Drupal - Design by artinet