Коммунистический правовой нигилизм

Коммунизм – это идеология рабов, неимущих, люмпенов и вооб-ще тех, кто почему-либо не способен осуществить абстрактную возможность быть собственником и в силу этого не способен по-нимать смысл, сущность, ценность правовой свободы. В этом смысле марксистское (коммунистическое) негативное отношение к свободе не является исключением. Марксизм в своем идеологи-ческом аспекте сформировался в середине XIX века как идеоло-гия промышленного пролетариата (экономического и духовного люмпенства).
В коммунистической идеологии подчеркивается то обстоятель-ство, что правовая свобода и правовое равенство (в частности, равная возможность быть собственником) означают лишь фор-мально равные возможности для имущих и неимущих. Далее марксизм утверждает, что в условиях правовой свободы неиму-щие фактически попадают в зависимость от имущих, становятся объектом эксплуатации. С марксистской точки зрения, формаль-но равная свобода есть реальная свобода для имущих, свобода, позволяющая угнетать неимущих (пролетариат); поэтому для “реального освобождения” пролетариата нужно создать такое общество, в котором не будет правовой свободы, не будет собст-венности, права и государства.
Иначе говоря, если правовая свобода оказывается свободой уг-нетать других, так пусть никто не будет юридически свободным! Не использование государственно-правовой формы свободы для удовлетворения потребностей максимально возможного числа людей, а уничтожение правовой свободы – такова классовая по-зиция экономического и духовного люмпенства.
Такое общество, где не будет права, коммунисты полагают царством “подлинной свободы”, ибо здесь якобы не будет экс-плуатации человека человеком. Однако такая коммунистическая “свобода” невозможна как свобода ни логически, ни, как показа-ла история социализма, практически .
Действительно, в таком обществе человек как частное лицо не сможет подчинять себе других, так как здесь не будет частных лиц – свободных индивидов. Здесь отдельный человек будет по-глощен организацией тотальной (деспотической) власти.
Коммунистическая “свобода”, запрещающая собственность (присвоение ресурсов жизнедеятельности), означает, что человек не может удовлетворять свои потребности формально независимо от других, от “всех”, ибо ресурсы жизнедеятельности принадле-жат всем вместе и никому в отдельности. Распоряжаться (от име-ни “всех”) этими ресурсами, их производством, накоплением, распределением и потреблением, будет всеобъемлющая органи-зация власти, которая и логически, и практически может быть властью только деспотической, чисто силовой.
Когда социально слабые требуют сверхсильной политической власти, которая защитит их от социально сильных (эксплуатато-ров, капиталистов, “олигархов” и т.п.), когда они требуют уп-разднения собственности и уравнительного распределения, они тем самым отказываются от свободы и требуют власти деспоти-ческой. Но деспотическая власть не гарантирует ничего и нико-му. Так что отказ от свободы не дает никакой социальной защи-щенности. Здесь уместно напомнить высказывание Б.Франклина: народ, готовый променять хоть толику своей свободы на защи-щенность, не достоин ни свободы, ни защищенности.
Таким образом, марксистское пролетарско-классовое негатив-ное отношение к государству и праву проистекает из непонима-ния, неприятия и извращения сущности правовой свободы. Ком-мунистическая идеология видит в праве и государстве лишь на-силие над неимущими, эксплуатируемыми в интересах имущих, эксплуататоров. Ради “подлинной свободы” нужно, по марксист-ской терминологии, “освободить будущее человечество от госу-дарства и права, от любых форм государственно-правового дав-ления и принуждения, сделать всех в высшей мере сознательны-ми и свободными” . Многие современные марксисты признают эту “благородную” цель утопической, но это не меняет их нега-тивного отношения к праву и государству как “насилию”, “угне-тению”, “подавлению” и т.п.

Powered by Drupal - Design by artinet