Правовая норма и правосознание

Правосознание можно определить, в частности, как представления субъектов права о правовых нормах. Однако нормы права не являются чем-то внешним по отношению к правосознанию. Не следует полагать, что нормы права реально существуют только как правила, сформулированные в законах, а правосознание явля-ется лишь отражением этих официальных установлений (в этом случае речь должна идти о правовом законосознании). Правосоз-нание – один из способов бытия правовых норм наряду с текста-ми правовых законов и правовыми отношениями.
В нормах права фиксируются нормальные, полезные, юридически ценные модели поведения субъектов права. Они устанав-ливаются постольку, поскольку правосознание оценивает содер-жание тех или иных отношений как юридически должное, нор-мальное или, наоборот, юридически вредное, ненормальное. По-этому правовые нормы, закрепленные законом или обычаем, вы-ражают содержащуюся в общественном правосознании и в пра-восознании законодателей оценку предшествующего опыта пра-вового общения.
Вместе с тем правосознание – многомерное явление, и его со-держание не исчерпывается нормами права (см. 6.2).
В частности, правосознание включает в себя знание о дейст-вующих правовых нормах. Но это знание производно от правового опыта конкретных индивидуальных и групповых субъектов, от их знания правовых законов, от уровня их правовой культуры и т.д. В правосознании отдельных групп и, тем более, индивидов реально существующие нормы права могут искажаться. Для некоторых же групп характерна правовая неграмотность.
Кроме того, индивидуальное, а иногда и групповое, правосознание выражает эмоции, настроения, чувства и другие проявления субъективно-иррационального восприятия права, которые могут не иметь никакого нормативно-правового характера.
Наконец, наиболее прогрессивное индивидуальное или групповое правосознание может выражать притязания на такую пра-вовую свободу, ее объем и содержание, которые еще не достиг-нуты и не стали нормой в существующей правовой культуре. Речь идет именно о правовых притязаниях – требованиях свобо-ды, равной для всех. Так, в Новое время в западноевропейской правовой культуре в правосознании третьего сословия постепен-но вызревали фундаментальные правовые притязания, которые сегодня признаны европейскими стандартами правовой свободы (в 1950 г. они были сформулированы в Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод). Но сначала эти груп-повые правопритязания (на равноправие независимо от религиозных и сословных различий, на государственное признание и за-щиту равной для всех личной свободы, безопасности и собственности, на политическую свободу) опережали уровень развития общей правовой культуры и не могли определять государствен-но-правовую действительность. Пока они оставались революци-онным правосознанием части общества, они не могли быть все-общей нормой.
Периодически возникающие в любой правовой культуре новые притязания на официальное признание и защиту большей право-вой свободы служат проявлением исторического прогресса права и государства. Это нормативные притязания, т.е. такие, содержа-ние которых может и должно трансформироваться в систему пра-вовых норм. Но первоначально они существуют только в право-сознании, следовательно, еще не существуют как социальные (правовые) нормы.

Powered by Drupal - Design by artinet