Все, что не разрешено, запрещено

Государственно-властным субъектам запрещено все, что прямо не разрешено правом (правовым законом). Или: публично-властные правомочия осуществляются по принципу “неразрешенное запрещено”. Этот принцип тоже является одним из конкретных выражений формального равенства.
С юридической точки зрения, государственные органы созда-ются сообществом свободных индивидов и наделяются властны-ми правомочиями – полномочиями, которые дозволяются сооб-ществом свободных ради обеспечения правовой свободы. Граж-дане, образующие аппарат государства и выступающие в роли государственно-властных субъектов, представляют собой лишь часть сообщества свободных и равных в свободе. С юридической точки зрения, у них нет и не может быть властных правомочий кроме тех, которые им дозволены. За пределами этих правомочий индивиды, выступающие как государственно-властные субъекты и как “рядовые” граждане, формально равны.
При правовом способе соционормативной регуляции, когда публичная власть введена в рамки права (и в той мере, в которой она введена в рамки права), властные полномочия принадлежат государственной должности, а не человеку, который находится на должности и исполняет должностные обязанности . Гражданин, находящийся “при должности”, за пределами должностных обязанностей выступает уже не как должностное лицо государст-ва, а как частное лицо. В таком качестве и гражданин-президент республики и любые частные лица формально равны.
Формальное равенство означает применение одинакового мас-штаба ко всем индивидам, включая тех, которые выступают как носители государственно-властных полномочий, и то, что запре-щено правом, запрещено в равной мере всем . В частности, не доз-воленное правом применение силы запрещено и частным лицам, и государственно-властным субъектам. Следовательно, произвольное использование власти, злоупотребление властью, применение силы за пределами дозволенного правом – это, хотя и организо-ванное, но, по существу, такое же преступное насилие, как и не-правомерное применение силы частными лицами.
Тем не менее, возможны так называемые дискреционные пол-номочия, т.е. полномочия определенных законом государственных органов действовать в определенных законом ситуациях по своему усмотрению. Но, во-первых, дискреционные полномочия – это не правомочия. Во-вторых, с точки зрения права, дискреци-онные полномочия могут быть предусмотрены законом лишь как чрезвычайные – в условиях чрезвычайного положения, которое может вводиться в государстве в соответствии с конституцией и законом.
Нормальные полномочия государственных органов должны быть прямо предусмотрены правом (правовым законом). В право-вом государстве, в принципе, не должно быть так называемых скрытых полномочий органов исполнительной власти. (Имеются в виду, например, полномочия президента, которые прямо не предусмотрены конституцией, но считаются вытекающими из его об-щей конституционной компетенции). Лишь в исключительных случаях (когда существует пробел в праве – см. 18.1.) “скрытые полномочия” могут быть признаны правомочиями соответствующего органа, если компетентный суд признает их необходимыми для обеспечения правовой свободы. Так, согласно ч.2 ст.80 Кон-ституции РФ Президент РФ является гарантом прав и свобод чело-века и гражданина. Можно предположить, что в этом положении Конституции уже заложены (“скрыты”) некие полномочия Прези-дента, не конкретизированные в других положениях Конституции и в законах, но необходимые ради защиты прав и свобод человека и гражданина. Однако таковыми их может признать только Кон-ституционный Суд РФ – при условии, что такие правомочия необ-ходимы и не входят в чью-либо компетенцию.

Powered by Drupal - Design by artinet