Военный коммунизм

Именно в это время стала складываться жестко централизованная социально-экономическая система, названная "военным коммунизмом", когда государство сконцентрировало в своих руках почти все трудовые, финансовые и материальные ресурсы, заставляя их работать на принципах военного подчинения. В этот период была проведена широкая национализация промышленных предприятий, включая и мелкие. Все оборонные предприятия и железнодорожный транспорт были переведены на военное положение.
Термин “военный коммунизм” ввел в оборот выдающийся марксистский теоретик А.А. Богданов еще до Октября 1917 года. Это понятие он связывал не с коммунизмом или социализмом, а с армией. Армия в любых условиях представляет собой “обширную потребительскую коммуну строения строго авторитарного”. Социализм - это “товарищеская организация производства”, армия - “авторитарно регулируемая организация массового паразитизма и истребления”.
По Ленину, “своеобразный “военный коммунизм” состоял в том, чтобы фактически брали от крестьян все излишки и даже иногда не излишки, а часть необходимого для крестьянина продовольствия, брали для покрытия расходов на армию и на содержание рабочих. Брали большей частью в долг, за бумажные деньги“.
Гражданская война вызывала необходимость чрезвычайных мер, но изобретены они были не большевиками, а правительствами воюющих стран. Это заключалось в государственной монополии на важнейшие продукты питания и товары ширпотреба, их нормированное распределение, трудовая повинность, твердые цены, установление разверсточного метода отчуждения сельскохозяйственного продукта от сельского населения. Однако большевики превратили это “в орудие организационного утверждения диктатуры пролетариата”.
“Военный коммунизм” неотделим от особого психологического состояния общества. Характерным для революции является “забегание вперед”. Совершая переворот, большевики были убеждены, что открывают первый этап всемирной пролетарской революции, которая вот-вот грядет вслед за Октябрем и свергнет господство мирового капитала. Считалось, что империализм - последняя стадия капитализма и уже созданы предпосылки для социалистического развития. Отталкиваясь от этого, большевики с легкостью шли на крайности и чрезвычайные меры.
В конкретных условиях России “военный коммунизм” - это идеология и своеобразная эскалация чрезвычайных мер, призванная утвердить диктатуру пролетариата в стране с гигантским преобладанием мелкобуржуазного населения. Субъективно “военный коммунизм” был вызван к жизни стремлением новой власти продержаться до мировой революции, объективно он был предопределен задачей ликвидации гигантского разрыва между хозяйственными укладами города и деревни. Но "ножницы" между городом и деревней появились еще до первой мировой войны и только лишь усугублялись, так как город не мог предоставлять необходимые товары взамен сельскохозяйственной продукции.
Одним из направлений политики диктатуры пролетариата в период "военного коммунизма" было установление прямого продуктообмена между городом и деревней с использованием внеэкономических и военных мер. В январе 1919 года Совнарком издает декрет об обязательной сдаче крестьянами государству всех излишков хлеба и фуража. Государственные органы давали планы по изъятию хлеба производящим губерниям. Те, в свою очередь, распределяли задания по своим уездам, волостям, селениям, крестьянским дворам. Весь этот процесс получил название продразверстки.
Из ложного вывода, что задачи буржуазно демократических преобразований были выполнены к лету 1918 г., последовал ошибочный шаг: постановка для деревни задач социалистического порядка, решение коллективизировать крестьянские хозяйства за три года. Большевики были уверены, что они лучше крестьян понимают, что надо делать с землей, и настойчиво убеждали крестьян переходить к общественной ее обработке. Крестьяне же, только получив землю во владение, не "рвались" к коммуне.
Теоретики "военного коммунизма" - Н.Бухарин, Е.Преображенский, Ю.Ларин и другие - в 1918-1920 годах постоянно подчеркивали, что "коммунистическое общество не будет знать денег", что деньги обречены на исчезновение. Они хотели сразу обесценить деньги, а на их место поставить обязательную систему распределения благ по карточкам. Но, как отмечали эти политики, наличие мелких производителей (крестьян) не позволяло сделать это быстро, потому что крестьяне все еще оставались вне сферы государственного контроля и им еще надо было платить за продукты.
На практике же крестьянам платили очень мало. Основная масса денег, выпускаемых казной, шла не на закупку сельскохозяйственной продукции, а на выплату заработной платы рабочим и чиновникам. По подсчетам члена президиума ВСНХ Ю.Ларина, в 1920 году было 10 млн. работников, получавших ежемесячно в среднем по 40 тыс. рублей, то есть 400 млрд. рублей. А все затраты на продовольствие, закупленное в 1918-1920 годах по твердым ценам, составили меньше 20 млрд. рублей.
Исходя из идеи о необходимости скорой отмены денег, правительство все более склонялось к полному обесценению денег путем их неограниченной эмиссии. Их было напечатано так много, что они обесценились в десятки тысяч раз и почти полностью потеряли покупательную способность. Денежная масса исчислялась квадриллионами, стоимость коробка спичек или билета в трамвае оценивалась в миллионы советских рублей - сов знаков, что означало гиперинфляцию.
Результатом такой политики стало превращение денег в "раскрашенные бумажки". Но в отличие от других европейских стран (Германии, Австрии, Венгрии), где денежная система находилась также в глубоком кризисе, гиперинфляция в России была осуществлена сознательно. Среди руководителей страны было распространено мнение о том, что гиперинфляция полезна для экономики, так как она "съедает" денежные накопления бывших эксплуататоров путем их обесценения, и тем самым быстрее произойдет вытеснение денег из обращения.
Как известно, к концу 1917 года в России находилось в обращении более 22 млрд. рублей. Основная масса этих денег состояла из царских рублей, известных как "николаевки". В ходу было очень много бумажных денег, выпущенных Временным правительством, так называемых "керенок". По внешнему виду это были простые талоны, напечатанные на одной стороне листа, не имевшие ни серийного номера, ни других атрибутов казначейских билетов. Они выпускались номиналом в 20 и 40 рублей неразрезанными листами величиной с газету. Курс "керенок" был ниже, чем курс царских денег. Советское правительство вплоть до февраля 1919 года продолжало печатать "керенки", не внося в их внешний вид никаких изменений. Это объяснялось опасением, что население, и прежде всего крестьяне, не будут принимать новые деньги из-за их низкой покупательной способности.
Денежная эмиссия первых послереволюционных лет оказалась самым главным источником пополнения государственного бюджета. В первой половине 1918 года Народный банк выпускал ежемесячно по 2-3 млрд. практически ничем не обеспеченных рублей - "керенок", - зачастую их даже не разрезали на отдельные купюры. В январе 1919 года в России в обращении находилось 61,3 млрд. рублей, две трети которых составляли "керенки" советского выпуска. В феврале 1919 года были выпущены первые советские деньги, которые назывались "расчетные знаки РСФСР". Они находились в обращении вместе с "николаевками" и "керенками", но курс их был гораздо ниже, чем у прежних денег.
В мае 1919 года Народному банку было предписано выпускать денег столько, сколько нужно для хозяйства страны. Печатный станок был включен на полную мощность. К концу года на монетном дворе работало 13 616 человек. Экспедиция заготовления государственных бумаг работала в праздничные и выходные дни. Единственным ограничением этой работы была нехватка бумаги и краски, которые правительство закупало за границей. Пришлось открыть в Петрограде специальную бумажную фабрику, создать организацию по заготовке тряпья - сырья для печатания денег. В 1921 году ежемесячно выпускалось бумажных денег в среднем на 188,5 млрд. рублей.
По словам Н.Осинского, во второй половине 1919 года на печатание денег уходило от 45% до 60% бюджетных доходов. При этом он подчеркивал, что по этой причине нужно было бы как можно скорее отменить деньги, дабы сбалансировать бюджет. В течении 1919 года количество бумажных денег увеличилось примерно в 4 раза - до 225 млрд. рублей, в 1920 - еще в 5 раз - до 1,2 трлн. Рублей, а в 1921 году до 2,3 трлн. рублей.
Чтобы уменьшить спрос на денежные знаки, стали выпускать купюры по 5 и 10 тысяч рублей, но одновременно стало катастрофически не хватать мелких денег, наступил так называемый "разменный кризис". С крестьянами при сдаче хлеба расплачивались крупными купюрами: одной на несколько человек. Тут же оживились различные "менялы", которые за размен сторублевой банкноты брали 10-15 рублей. В качестве разменных денег использовались, например, почтовые и гербовые марки, на которых накладывался штемпель, определяющий денежный номинал.
В результате безудержной эмиссии уровень цен достиг невиданных масштабов. Если уровень цен 1913 года принять за 1, то в 1918 году он составил 102, в 1920 - 9620, в 1922 - 7 343 000, а в 1923 - 648 230 000. Как заявлял Е.Преображенский на X съезде партии (1921), массовая инфляция послужила формой косвенного налогообложения в пользу государства при изъятии у крестьян сельскохозяйственной продукции.
В результате советские деньги были полностью обесценены. В 1921 году покупательная способность 50-ти тысячной купюры приравнивалась к довоенной монете в одну копейку. Высокую ценность сохранил только золотой царский рубль, но в обращении его почти не было, так как население его припрятывало. Однако совсем без полноценных денег обойтись было невозможно, поэтому в стране наиболее распространенными единицами измерения ценностей стали хлеб и соль.
Разруха, бездорожье, гражданская война превратили страну в замкнутые, обособленные экономические острова с внутренними денежными эквивалентами. По бывшей Российской империи ходило множество разновидностей денег. Свои собственные деньги печатали в Туркестане, Закавказье, во многих российских городах: Армавире, Ижевске, Иркутске, Екатеринодаре, Казани, Калуге, Кашире, Оренбурге и многих других. В Архангельске, например, местные купюры с изображением моржа называли "моржовки". Выпускались кредитные билеты, чеки, разменные знаки, боны: "туркбоны", "закбоны", "грузбоны" и т.д. Именно в Средней Азии и Закавказье была самая большая эмиссия, поскольку печатный станок находился в руках местных правительств, фактически не зависимых от центра.
В результате проведения такой денежной политики была полностью разрушена финансовая система страны. И вполне закономерно экономика перешла к натуральному обмену. В промышленности внедрялась система безденежных отношений и расчетов. Главки и местная власть выписывали ордера, по которым предприятия должны были бесплатно отпускать свою продукцию другим предприятиям и организациям. Налоги отменялись, долги друг другу аннулировались. Снабжение сырьем, топливом, оборудованием осуществлялось также бесплатно, централизованным путем через Главки. Для осуществления производственного учета на предприятиях Совнарком рекомендовал перейти к натуральному измерению - "тредам" (трудовым единицам), которые означали определенное количество затраченного труда.
Фактически прекратила свое существование кредитно-денежная система. Народный банк был объединен с казначейством и подчинен ВСНХ, а по сути превратился в центральную расчетную кассу. На банковских счетах предприятий фиксировалось движение не только денежных средств, но и материальных ценностей внутри государственного сектора экономики. Вместо банковского кредитования было введено централизованное государственное финансирование и материально-техническое снабжение.
В соответствии с продразверсткой в стране была запрещена частная торговля хлебом и другими продуктами. Все продовольствие распределялось государственными учреждениями строго по карточкам. Централизованно, по карточкам распределялись и промышленные товары повседневного спроса. Повсеместно заработная плата рабочим и служащим на 70-90% выдавалась в виде продовольственных и промтоварных пайков или производимой продукцией. Были отменены денежные налоги с населения, а также плата за жилье, транспорт, коммунальные услуги и др.
На предприятиях все шире распространялась уравнительная система оплаты труда. В годы "военного коммунизма" был введен запрет на забастовки рабочих. Свободные профсоюзы превратились по существу в государственные организации.
Борьба с саботажем и контрреволюцией очень скоро стала одним из важных направлений в деятельности новой власти. Вскоре правовые методы борьбы с контрреволюцией били отброшены, это дало начало красному террору, появились новые карательные меры: взятие заложников и трудовые лагеря, давшие начало "архипелагу Гулаг".
Характерной чертой этого периода стала трудовая повинность. Большевики были убеждены, что принудительный труд - это неотъемлемое свойство социализма, единственный способ вовлечения людей в хозяйственную жизнь. В первые месяцы диктатуры пролетариата принцип принудительного труда был распространен на представителей "буржуазии", а затем и на другие слои общества. Каждый взрослый человек был обязан заниматься трудом и работать там, где ему прикажут, в целях уничтожения "паразитических слоев". Эта обязанность провозглашалась в январе 1918 года "Декларацией прав трудящихся и эксплуатируемого народа", а позже была включена и в Конституцию РСФСР 1918 года. Все трудоспособные и неработающие на этот момент женщины и мужчины от 16 до 55 лет обязаны были встать на учет в отделах распределения рабочей силы, где им давали направление на любую работу, по усмотрению этих отделов. К концу 1918 года стало обычным делом объявлять о призыве рабочих и специалистов различных отраслей на государственную службу, как это делалось с набором в Красную Армию. Шла постепенная "милитаризация" гражданской службы, стирались различия между военной и гражданской сферами. В начале 1920 года было решено преобразовать армейские подразделения, не нужные на фронтах, в трудовые армии, которые должны были ремонтировать железные дороги, заготавливать дрова и т.д. К марту 1921 года четвертая часть армии была занята в строительстве и на транспорте. Но трудовые армии не оправдали надежд правительства. Производительность труда солдат была очень низкой, из трудовых армий шло массовое дезертирство. В октябре 1921 года была отменена мобилизация в промышленности, а через месяц - распущены трудовые армии.
Характерной чертой “военного коммунизма” является крайняя централизация управления народным хозяйством. В основе системы главков, управляющих отраслями, лежал распределительный принцип, она была полностью лишена стимулов саморазвития, ибо парализовало местную инициативу, могла контролировать лишь количественно производство, но не качество и ассортимент продукции.
Для управления промышленностью в ВСНХ было создано более 50 главных управлений, или Главков, получивших по существу, абсолютные полномочия в руководстве отдельными отраслями. На предприятиях была введена военная дисциплина и единоначалие, не допускалось никакой хозяйственной самостоятельности, а все решения принимались директорами только после согласования с Главками.

Powered by Drupal - Design by artinet