Полковник-миллиардер Захарченко запретил адвокату называть себя подсудимым

Опубликовано: 16.04.2022

Полковник-миллиардер Захарченко запретил адвокату называть себя подсудимым. А брат его гражданской супруги рассказал о машине, в которой нашли 13 миллионов рублей

Экс-полковник Дмитрий Захарченко запретил называть себя подсудимым прямо в зале Пресненского суда. Негодование полицейского-миллиардера вызвала речь его собственного адвоката.

Очередное слушание по уголовному делу Дмитрия Захарченко, обвиняемого в коррупции, 31 января обещало быть интересным. Защита намеревалась привести в суд важных свидетелей — гражданскую жену бывшего полковника Анастасию Пестрикову и ее родного брата Виталия Романовского. Но Пестрикова в суд не пришла. Оказалось, у них в семье горе — скончалась бабушка. Поэтому найти в себе силы для похода в храм правосудия смог только Виталий. Однако и одного его хватило, чтобы пролить свет на неизвестные до сих пор подробности громкого дела.

Выяснилось, что Романовский долгое время гонял на автомобиле «Acura». Том самом, в котором в день задержания Захарченко силовики нашли огромные суммы денег: 13 миллионов рублей, 170 тысяч долларов и 2 тысячи евро.

Но перед этим, уже по доброй традиции, не обошлось без взрыва эмоций от самого полковника. Если раньше Дмитрия Викторовича выводила из равновесия прокурор Милана Дигаева, то теперь взбесить его умудрился собственный адвокат.

— Когда и при каких обстоятельствах вы познакомились с подсудимым? — задал стандартный вопрос свидетелю защитник.

— Не называй меня подудимым больше! — взвился Захарченко,- Я невиновный человек. Это верх цинизма. Для меня это оскорбительно!

Виталий Романовский рассказал, что познакомился с Захарченко в 2015 году, когда узнал от сестры о ее беременности от полицейского. Решил увидеться с глазу на глаз и поговорить «по-мужски». Видимо, знакомство можно было считать удачным. Хотя бы потому, что свидетель называет своего знаменитого родственника то Димоном, то Димой.

А в 2016 году Захарченко и вовсе поступил по-родственному и выручил Романовского, у которого возникли проблемы в бизнесе:

— У меня тогда сломалась машина. Без нее никак — надо и заказы развозить, и с поставщиками встречаться. У меня ИП, магазины женской и мужской одежды. Дима предложил вариант с другой машиной. Сказал, что она не его, но он планировал ее выкупить. Марку помню — «Acura». Она большая, мне в ней было удобно. И номер красивый, «001». Потом в августе 2016 года мне надо было улетать на Кипр, и я оставил эту машину на Мичуринском проспекте.

Примечательно, что факт перевозки денег Романовский не отрицал. Только вот уверял, что наличность была вовсе не криминальная, а его собственная. Он ведь бизнесмен, вот и возил выручку от продажи одежды. Суммы иногда были весьма внушительные. Какие именно, не помнит.

— Вы знаете о происхождении денег, которые были обнаружены в этой машине в день задержания Захарченко? — спросила прокурор Милана Дигаева.

Реакция свидетеля не заставила себя ждать:

— Я хочу воспользоваться 51 статьей Конституции! — чуть ли ни подпрыгнул на трибуне Романовский.

— Это вы против себя не хотите свидетельствовать или против близких родственников? — уточнила судья Елена Абрамова.

Свидетель на секунду замялся, после чего сообщил, что, видимо, и то, и другое.

За несколько минут допроса брат Анастасии Пестриковой успел нарисовать более чем позитивный образ экс-полковника. Он и принципиальный, и целеустремленный, и с чувством юмора. И, главное, скромный и деньгами не сорил.

Настолько не сорил, что гражданской жене за всё время подарил только детскую коляску. А вовсе не 16 миллионов долларов, которые у нее обнаружило следствие.

Источник: www.mk.ru