Правда ли, что на Руси вымирают мужики

Опубликовано: 28.05.2022

Обозреватель «КП» Владимир Ворсобин в эфире Радио «Комсомольская правда» поспорил с отцом Димитрием Смирновым, заявившим на всю страну: «У нас не осталось настоящих мужиков. Они есть только в спецназе»

«ЖЕНЩИНЫ ВЗЯЛИ БАЦИЛЛУ МАЛОДЕТНОСТИ»

— Отец Димитрий, а как вы додумались до того, что русский мужик только в спецназе остался? Вы пошутили?

— Это не шутка, это гипербола. Чтобы обратить внимание на одну проблему. Малодетность. На двух супругов рождается один ребенок. Мы в геометрической прогрессии самоуничтожением занимаемся. Потому что наши женщины взяли такую бациллу: якобы рожать детей — это разводить нищету. В результате школа у нас целиком женская — я про учителей. Я сам родился в многодетной семье и прекрасно понимаю, что настоящий мужчина взращивается именно в конкурентной среде, где младший брат не стесняется лупить старшего. А когда сыночек один, то отношение мамы — до 45 лет кормить его грудью.

— У меня четверо детей. Я не спецназовец. Я не понимаю, к кому это обращение. Или вы обращались к женщинам, чтобы они больше рожали? Любая гипербола должна быть чем-то оправдана. В этом случае вы говорите, что если люди не воевали, если они не служили в спецназе, то они недомужики.

— Я не собираюсь никого обижать. Есть статистика. У нас средний возраст россиянина — 40 лет. Это чудовищная цифра. Это говорит о том, что семей с четырьмя детьми у нас 3,5 процента. У остальных один ребенок и редко два. Поэтому мы — вымирающий народ.

— Люди вкалывают, некоторые не могут себе позволить много детей. И говорить им, что если у вас нет троих-четверых детей, то вы недомужик, это ужасно.

— Я этого не говорил. По количеству абортов мы первая страна в мире (ну с Румынией мы сейчас спорим). Мы сами убиваем своих детей, хотя у нас 20 процентов женщин бесплодны, они с удовольствием усыновили бы наших детей. Мне это представляется кощунством. Аборты — это самоубийство народа. Второе — из-за малодетности у нас выращивают из мужчин маменькиных сынков. Они не способны ни защитить женщину, ни ее прокормить, ни воспитать собственных детей. Таких 95 процентов. Это все из-за женского воспитания.

Правда ли, что на Руси вымирают мужики

«В ДЕРЕВНЯХ НИЩЕТА И ЦЕРКВИ»

— А раньше как было?

— Женщины раньше воспитывали детей. А потом, когда они становились отроками, уже мужчины участвовали очень активно. А сейчас нет, сейчас занимаются какие-то тети, которых папа даже не может выговорить по имени-отчеству. А когда папа разводится с мамой, он даже не платит ей алименты. И таких 90 процентов.

— Почему 90? У меня очень много знакомых, они платят алименты. Я поездил по стране очень много. И мне почему-то попадаются люди глубоко несчастные. Потому что они хватаются за много работ, работы копеечные. Они, может быть, и дома не появляются…

— Это не обвинение. Я сострадаю своему народу.

— А почему он не мужик? Он работает. У нас большинство мужиков вкалывают. Вы говорите, что 95 процентов. Я изумляюсь. Есть одна интересная примета. Если я приезжаю в какой-то маленький городок, чем он страшнее и беднее, тем шикарнее церковь. Вот стоят в разбитом городке хорошо сделанный железнодорожный вокзал и церковь богатая. А вокруг трущобы, в которых живут, как вы говорите, недомужики. Есть бедные семьи, которые не могут себе позволить двоих-троих детей. Почему бы не раздать церковные богатства и не отдать нищим.

— Ну конечно… Вместо того чтобы делать бордюры из гранита, лучше это богатство раздать бы нищим. Вместо того чтобы строить стадионы, которые стоят миллиарды, не лучше ли раздать бедным?

— А почему вы так иронизируете? По большому счету церковь должна об этом думать. Да, отдать бедным. А что такого?

— Если некий человек, у которого есть деньги, хочет восстановить церковь в своем селе или городе, то церковь должна это запрещать? Патриарх Алексий говорил: «Чем больше храмов, тем меньше тюрем». Мы этого хотим нашему народу?

— Пока это не оправдывается. Вместо богатой церкви лучше бы построили приют.

— Каждая церковь занимается благотворительностью. У меня, например, два детских дома, которые я полностью на церковный бюджет содержу. А государство за государственных детей нам дает содержание ноль рублей.

— Есть такой условный поселок Усть-Уда. Посередине этой Усть-Уды строится серьезная большая церковь. Но почему никто не обустраивает жизнь обычных людей, которые за забором, за оградой церкви? Почему там люди не могут найти себе работу? Потом им батюшка с радио говорит: вы там деградируете, вы там спиваетесь, вы не мужики. Вот это меня больше всего бесит.

— У меня 150 рабочих мест в моем храме. И каждая церковь создает рабочие места. Раньше мужики, где не было работы, садились на своих лошадок и ехали в город, занимались извозом.

— В такси работать. Я сейчас перевожу на современный язык. Они так и уехали все оттуда. А что такое мужик, по вашему мнению?

— Мужчина должен быть: первое — молчалив, второе — силен, третье — умен, четвертое — образован, пятое — благороден.

Правда ли, что на Руси вымирают мужики

«НАС ЗАМЕНЯТ КИТАЙЦЫ И МУСУЛЬМАНЕ»

— Вот у нас нет настоящих мужиков. А кто тогда придет на их место?

— Наше будущее — это юг. Это будут мусульмане. А наш восток — это китайцы. Но нам останется работа — листья подметать и чистить снег. Нам не дадут самую лучшую работу. Вы посмотрите на Казахстан. Русским там нашли работу. А остальные не знают, куда деваться.

— А кто в этом виноват, русские мужики? И что делать дальше?

— Люди, которые воспитаны не отцами своими (неизвестно, где они гуляют), а спецназом, на них есть надежда. Потому что из них готовят настоящих мужчин — благородных, сильных, способных защитить свою жену, способных воспитать своих детей. Надо изменить сознание женщин в пользу рождения и воспитания детей. Когда я у девочек спрашиваю сейчас на исповеди: «Кем ты хочешь быть?» — за последние 10 лет ни одна не сказала: «Я хочу быть мамой». Это настоящая национальная катастрофа.

— Вы описываете современное общество, говоря, что это болезнь. Да, молодежь сейчас больше думает о карьере, об учебе, а не о материнстве. Жизнь и время изменились. То, что вы говорите, это все-таки отголоски XIX века. Но что с этим делать?

— У нас идет сейчас пропаганда по Украине. Точно такую же пропаганду сделать антиабортную и просемейную по всем каналам в прайм-тайм. И через два года страна изменится. Вот что надо делать. И это совершенно бесплатно, никаких долларов тут не надо. Показывают мерзость. Чтобы учить добру, надо показывать добро, а не мерзость типа «Дома-2».

ИСТОЧНИК KP.RU

Источник: www.kp.ru