Призрак бродит по эфиру — призрак «отца народов»

Опубликовано: 12.06.2021

Призрак бродит по эфиру — призрак «отца народов». Вообще-то он давненько уже бродит — и не только по эфиру, но в минувшем месяце случилось именно эфирное обострение. Сериал «Сын отца народов», рассказавший о нелегкой судьбе отпрыска вождя Василия Сталина, побудил Первый канал углубиться не только в семейную жизнь отца, но и в тайны его судьбы, которые ведущий программы «Истина где-то рядом» Алексей Лысенков разгадывал аж семь дней подряд, да так толком и не разгадал.

В ходе «документального расследования» (на это указывает специальное уведомление в начале каждого выпуска программы) было установлено, что призрак Сталина бродит по сочинской даче «Зеленая роща». Мало того, экстрасенс зафиксировала его одновременное присутствие во всех помещениях означенного объекта, резюмировав: «Иосиф Виссарионович был непростым человеком, соответственно, и дух его тоже непростой». А мечется он потому, что ищет некую оранжевую папку с доказательствами вины «предавших его мерзавцев». Так и не обнаружив, однако, искомую папку, съемочная группа возвращается в Москву, где в районе Таганки «вождь народов построил целый подземный город, чтобы найти путь к бессмертию; именно там, в подземелье, был разработан секретный план вечной жизни».

А наивный был «отец народов-то». Ну, или недальновидный. Не смог гений и светоч предвидеть, что путь в бессмертие пролегает не через подземный бункер, а через телевизионный эфир, который и обеспечивает ему вечную жизнь в умах и сердцах будущих поколений.

Хотя на первый взгляд никакой апологии вождя Первый канал не замышлял. Обычное дело — реклама сериала и его продвижение к зрителю при помощи других канальных форматов. Чем слабее сериал, тем масштабнее его «сопровождение». Только и всего. И вот уже в другой программе Первого канала под названием «В наше время» обсуждают вроде бы коллизии фильма «Сын отца народов», а на самом деле говорят о том, каким славным папой он был своим родным детям (народы, исходя из названия сериала, подразумеваются сами собой). Ведущие — Ангелина Вовк, Татьяна Веденеева, Юрий Николаев и представительница молодого поколения Юлия Ковальчук — так и сочатся благостностью, словно и не помня (а возможно, и не зная) строки знаменитой «Поэмы о Сталине» Александра Галича: «Оказался наш отец не отцом, а сукою». Впрочем, Ангелина Вовк и не скрывает: «В моем поколении Сталин был светочем народа, и все мы смотрели на него снизу вверх». Этот взгляд диктор старой школы, похоже, сохранила на всю свою жизнь, поэтому все ее реплики исполнены поистине детского восхищения делами и поступками «светоча» — такого интересного, такого разного: «жесткого и доброго, улыбчивого и сурового».

Разговор обильно иллюстрируется сценами из сериала, имеющими мало отношения к реальным событиям, но то ж ведь художественное произведение, где вымысел не только допускается, но и приветствуется. Вот папу вызывает в школу учительница его сына. У школы выстроился во фрунт весь педагогический коллектив во главе с директором школы. «Здравствуйте, товарищи!» — приветствует педагогов «отец народов», и глаза у него такие добрые-добрые… «Здравствуйте, товарищ Сталин!» — хором откликаются педагоги. «Скажите, а кто занимается с моим Василием?» — интересуется папа. «Я, товарищ Сталин», — чуть не заикаясь от волнения, выдвигается на первый план молодая учительница. «Как вас зовут?» — «Татьяна Андреевна». «Здравствуйте, Татьяна Андреевна!» — пожимает руку принципиальному молодому партийцу товарищ Сталин. А выслушав ее претензии к собственному отпрыску и поблагодарив за своевременный сигнал, отводит сына в сторону и вопрошает сурово: «Тебя как зовут?» «Пап, ты чего? Василий я. Василий Сталин». И тут папа в бешенстве хватает сына за горло и шипит: «Это я — Сталин, а ты паршивый щенок». Растроганная публика в студии горячо аплодирует, а ведущая с интонацией тети Лины, увещевающей Хрюшу со Степашкой, подытоживает увиденное: «Я считаю, родители должны в строгости воспитывать своих детей… Сталин не покрывал шалости сына. Это прекрасное качество».

Один из гостей программы, двоюродный брат Василия Сталина Александр Аллилуев, представился как единственный из живущих сегодня в мире людей, которому посчастливилось сидеть у Сталина на коленях: «И вот я сидел и смотрел на его рябины на лице, на седые усы его подкрашенные». 92-летний Степан Микоян попытался было умерить восторг товарища: «Ты лучше расскажи, Саша, как он потом маму твою арестовал». «За что ее арестовали? — искренне изумилась Ангелина Вовк. — Почему ее арестовали?» «Светлана Аллилуева спросила у Сталина, за что. «Много знали, много болтали», — ответил ей отец». «Вот, женщины, вам урок: держите язык за зубами», — кокетливо прокомментировала услышанное сохранившаяся в изумительной первозданности тетя Лина.

Так бы и разошлись гости программы и зрители в благостном настроении, навеянном атмосферой в студии, если бы не вмешался красный от негодования Юлий Гусман: «Самое ужасное, если то время будет восприниматься идеальным. А тогда по тюрьмам и лагерям сидели миллионы людей и погибли миллионы людей. Образ доброго дедушки и бесшабашного сына — это все чудно, но если исторического контекста не понимать, то мы будем не только Иванами не помнящими родства, но и предадим память тех людей, которые страдали из-за прихотей тирана, каким был Сталин».

А подытожила разговор, игриво улыбаясь, другая ведущая, Татьяна Веденеева: «В сталинское время была установка: сын за отца не отвечает». Но по иронии судьбы именно Василий за отца ответил».

Других детей, ответивших, вопреки «сталинской установке», за своих отцов и матерей, показали 30 октября, в День памяти жертв политических репрессий в документальном фильме «Дольше жизни» на канале «Культура». Разбитый на главы — «Слезы матерей», «Могилы отцов», «Память поколений» — он повествует о горьких судьбах детей «врагов народа», всю свою жизнь посвятивших восстановлению доброго имени родителей и поиску мест, где они захоронены — не в братских могилах даже, а во рвах, вырытых экскаваторами. «Отец народов» никого не оставил без «отеческого» внимания и заботы. Они всюду — страшные эти кладбища: в Казахстане, в Белоруссии, в Киргизии, в Тверской области, в Бутово… Всю жизнь искал могилу отца и нашел ее незадолго до смерти Чингиз Айтматов. Всю жизнь положила на эти поиски и сохранение творческого наследия отца дочь белорусского поэта Тодора Кляшторны Майя. Их воспоминания о сиротском детстве рвут душу. Но в финале фильма Майя Кляшторная вдруг признается, что испытывает… сострадание к каждому, кто занимался уничтожением людей: «Они не ведали, что творили».

Может быть, и телевизионщики, упорно призывая в эфир образ и дух «отца народов», не ведают, что творят? Да нет. Ведают. Недаром о Дне памяти жертв политических репрессий вспомнили только «Культура» и Общественное ТВ России, у которых зрителей раз-два и обчелся. А на самом массовом канале страны «о Сталине мудром, родном и любимом прекрасную песню слагает народ», оправдывая себя тем, что это не история, мол, а просто зрелище — «для приятного времяпрепровождения».