В Иркутске Дмитрий Мезенцев демонстрировал «политический такт» и всюду снимал со стен свои портреты

Опубликовано: 18.06.2021

Наш обозреватель вспоминает о своих встречах с необычным сибирским губернатором, которого президент назначил новым послом России в Белоруссии

С Дмитрием Мезенцевым я встречался всего пару раз, когда ездил к нему в Иркутск — было это летом 2010-го, и потом — позже. Но зато после этого мог спокойно звонить ему по телефону — как своему Герою и — как старому знакомому.

Почти дословно запомнился один разговор.

Дмитрий Фёдорович срочно улетал в Москву. А я ещё оставался в Иркутске, и приехал в аэропорт, чтобы проводить его и задать вопросы, ответы на которые, как мне казалось, должны были «дорисовать» образ губернатора «путинской школы»…

— На пресс-конференции, — напомнил я Мезенцеву, — журналист Александр Гимельштейн сказал, что за год работы губернатором вы продемонстрировали такой политический такт, который даже нередко расценивают как мягкость. А вы ответили, что не собираетесь размахивать дубиной…

— У меня,- добавил губернатор, — еще спросили: не собираюсь ли я сделать «более жестким», если не сказать «агрессивным», свой политический стиль?

— Ну, и как?

— Нет, не буду этого делать. Как не собираюсь устраивать и кадровую чехарду и каждую неделю менять в нашей администрации и правительстве министров и начальников управлений. Лучше сцеплю зубы и буду вырабатывать почерк взаимодействия, чем люди будут видеть постоянно мелькающую в окнах обладминистрации дубину, выточенную из того кругляка, что случайно выпал из проезжающего в сторону Китая грузовика.

(Заметьте — какая образность!)

— Почему вас журналисты не боятся? — ещё спросил я. — Задиристо критикуют. Повод даете?

— А какой повод? Сам не третирую прессу, которая нас критикует, и не позволяю это делать другим? А что, надо, да?

Дальше — такой у нас разговор…

— Вам виднее, — говорю. — Но в некоторых регионах прессу — да, зажимают. Еще как!

— Считаю, этого нельзя делать.

— Это принципиальная позиция?

— Да, принципиальная.

— Но вам же сложнее с такими — демократическими — взглядами работать!

— Это как посмотреть. С одной стороны, да, сложно. Но с другой… Мне так проще. Да и всем будет проще. А как еще поднять Приангарье с 70-й строчки, на которую оно откатилось по многим показателям

…Когда мы ездили вместе с губернатором по городу, я стал свидетелем еще одного необычного эпизода. В лицее для одаренных детей, куда заехал Мезенцев, в одном из классов на стене висели два портрета: президента Медведева и… губернатора Мезенцева. Дмитрий Федорович, ни слова не говоря, снял свой портрет с гвоздя и положил на стол.

— А почему вы сняли свой портрет? — спросил я у губернатора, когда мы уехали из лицея.

— Он там совершенно не к месту.

— Ну а все-таки?

— Это такой неловкий шаг педагогов перед визитом губернатора…

— И вы часто снимаете свои портреты?

— Еще я видел в Усть-Ордынском округе свой портрет. И попросил его снять. Лучше пускай люди чаще встречаются с губернатором, чем видят его фотографии на стене.

И ещё у нас был такой разговор — из разряда «Вопросы на засыпку»

— Дмитрий Федорович, что вы переняли из привычек местной политэлиты?

— Пока на рыбалку не хожу.

— Питерцы меньше матерятся, а сибиряки могут… Как у вас с этим?

— Нет, матом я не ругаюсь. И не считаю, что ругань — проявление силы.

— Обычно питерцы мало выпивают, а сибиряки все-таки побольше. А вы сколько можете взять на грудь?

— Рюмку могу выпить с удовольствием, и с омулем, и с кусочком мяса.

— А в компании какой?

— Команду собутыльников не формирую.

— Вы выполняете все свои обещания?

— Стараюсь. Потому что знаю, что такое социальная память. Если ты соврал в прошлую пятницу, то в следующий понедельник люди обязательно будут об этом помнить. Впрочем, как и через пять лет.

— У вас при такой работе остались какие-то увлечения?

— Кроме редкой возможности полистать книгу, сделать эскиз или сесть за руль, уже никаких увлечений не осталось. И с годами появилась такая привычка: «заводить» внутренние часы. Раньше я «заводил» их на час. Проходит время — ты анализируешь: что сделал, что не сделал, пропал этот час или он по делу.

— А сейчас?

— Сейчас цикл — 15 минут.

ИЗ ДОСЬЕ «КП»

Дмитрий Федорович МЕЗЕНЦЕВ родился 18.08.1959 г. в г. Ленинграде. Окончил Ленинградский институт инженеров ж/д транспорта. Работал мастером в депо Октябрьской железной дороги, занимался комсомольской работой. В 1984 -1990 гг. служил офицером в армии, был сотрудником армейской печати. В 1990 г. избран депутатом Ленинградского горсовета, был руководителем пресс-центра Совета и Ленгорисполкома. В 1991 — 1996 гг. — председатель Комитета по печати и СМИ мэрии Санкт-Петербурга. С 1996 г. — зампред Госкомитета РФ по печати. В 1999 г. — докторант МГИМО МИД РФ. В ноябре 1999 г. стал президентом Центра стратегических разработок (Москва). С января 2002 г. — представитель в Совете Федерации от администрации Иркутской области, председатель комиссии по информполитике. С января 2004 г. — зампредседателя Совета Федерации, курировал информполитику и экономические вопросы. Член Совета Федерации и представитель от Администрации Иркутской области (2002—2009). С 8 июня 2009 г. — губернатор Иркутской области. Генеральный секретарь Шанхайской организации сотрудничества с 1 января 2013 года по по 31 декабря 2015 года. С 1 января 2016 года по 30 апреля 2019 года — член Совета Федерации от Сахалинской области. С 30 апреля 2019 года — Чрезвычайный и Полномочный Посол РФ в Республике Беларусь.

ИСТОЧНИК KP.RU

Источник: www.kp.ru