Владимир Барсуков-Кумарин встретил спецназ расслабленно

Опубликовано: 17.04.2021

Владимир Барсуков-Кумарин встретил спецназ расслабленно. Писатель Андрей Константинов оценил приговор главе «тамбовских» и рассказал о его жизни

Все три часа, пока оглашался приговор, Владимир Барсуков сидел и сосредоточено разгадывал кроссворд…

— Андрей, как восприняли приговор Кумарину-Барсукову, ведь столько лет он был практически неуязвим?

— Вся неуязвимость его — в прошлом. Это же ожидаемый приговор. По-моему, ни для кого из погруженных в тему это не стало сюрпризом, включая самого Кумарина. Мне кажется, что эпизодов ему было предъявлено существенно меньше, чем на самом деле было в жизни. Поэтому говорить о том, что произошел произвол и судилище, вряд ли можно.

— С учетом жизни и ранений Барсукова он ведь уже не очень здоровый человек?

— Насколько я понимаю, сейчас у него здоровье существенно лучше, чем некоторое время назад. Сейчас он выглядит достаточно энергичным. Когда на него было покушение, он ведь едва выжил. Двадцать дней был в коме, ему ампутировали руку. В него тогда попало порядка 8 или 9 пуль. Он случайно сел за руль, поэтому большая часть пуль досталась телохранителю. Кумарин долго лечился.

Что касается его неуязвимости, это вопрос политической воли. В 90-е годы государство было достаточно слабым. А потом стало набирать силу. Кумарин часто повторял такую фразу, которую позаимствовал у американцев, «Я могу отчитаться за каждый свой миллион, за исключением — первого».

Когда началась волна рейдерских захватов, он в чем-то зависел от своего окружения. Ему это было уже не сильно-то и нужно. Но вот его люди на это смотрели по-другому. У них было меньше денег, чем у Кумарина, и он не мог им, по большому счету, ничего запретить.

— Как думаете, он ожидал ареста?

— Я думаю, что он даже знал день, когда это произойдет. К его дому прибыл спецназ чуть ли не на «космических кораблях». Но дело-то в том, что ворота своего дома он открыл сам. Был в это время в шортах, в мокасинах на босу ногу.

Незадолго до его ареста, была история с похищением детей у семьи Бородулиных, в которой он на конечном этапе принял участие. Дети были украдены, похитители требовали выкуп, брата и сестру нужно было выручать. Потом Кумарина периодически вызывали в прокуратуру на допрос. Он рассказывал, как общался с похитителями, они ему звонили. Он исправно, как на работу, приходил на допросы в прокуратуру. При желании его могли задержать прямо там. И обошлось бы без спецназа. Но событие должно быть событием…

— Где Кумарин жил до ареста?

— У него была квартира в центре Питера, на Таврической. Но жил он в основном в своем загородном доме.

— А как сложилась его личная жизнь?

— Супругу его я когда-то знал. Правда, какие у них были отношения — я не знаю. Его дочь закончила факультет международных отношений Санкт-Петербургского университета. Потом даже недолгое время работала журналистом на одном из питерских телеканалов.

— Говорят, что Барсуков-Кумарин был человеком достаточно общительным…

Он был тусовщиком, очень модным, любил хорошо одеваться. Не прятался, был на виду. Ему это нравилось.

Он очень любил знакомиться с разными известными людьми. Меня он, например, познакомил с Анной Нетребко и с Евгением Плющенко.

Также любил беседовать с журналистами. К нему приезжало очень много пишущей братии, в том числе, и иностранцы. Еще будучи комсомольцем, он давал интервью Юрию Щекочихину. Вот, Костя-Могила, (питерский авторитет, настоящее имя – Константин Яковлев — Авт.), например, не любил отвечать на вопросы журналистов, я ему несколько раз предлагал записать интервью, он говорил: «Я — не Кумарин, говорить не буду».

— Владимиру Барсукову-Кумарину не чужда была благотворительность?

— Все относительно. Мы ведь знаем, как организованная преступность любит заботиться о сиротках. Это общемировая практика. Помню, когда снимался сериал «Идиот», мне позвонил режиссер Владимир Владимирович Бортко, и сообщил, что у него проблема, не хватает пленки, и предложил: «Попроси у Кумарина». Я сослался, что у нас не те, в принципе, отношения, но согласился передать просьбу.

На что Кумарин сказал: «Деньги не дам, я много раз это делал, все по-разному заканчивалось, но пленку куплю, мне нужна ее спецификация». И действительно купил пленку, привез. В титрах фильма «Идиот» есть благодарность бизнесмену Барсукову.

— Как он воспринял вашу книгу «Бандитский Петербург»?

— В целом спокойно. Там есть интервью, которое я с ним делал. Он считал, что я многие факты напутал. Говорил, что я неточно все изложил. Я спрашивал: «Ты скажи, какие и где, я ведь не Господь Бог». Он говорил: «Ну, потом, может быть…»

Им тоже важно хорошо выглядеть. Вот, например, как произошло наше знакомство с Костей-Могилой? Я тогда работал еще в газете «Смена», вышла статья, где он упоминался. Оперативники мне дали не очень удачную фотографию, ту, что у них была.

И вот иду по улице, вдруг меня «подрезает» Мерседес, оттуда вылезает герой моей публикации и спрашивает: «Андрюха, а что такую плохую фотографию дали?» Я парирую: «Дорогой, у меня другой-то нет». Он говорит: «Да, я дам!» И вот та известная фотография, где Костя стоит в расписном жилете, — это тот самый снимок, который он мне привез.

— Барсукову-Кумарину дали 24 года колонии строго режима, сейчас ему 63 года. Наверное, уже не выйдет живым из тюрьмы…

— Как знать. Помню, Александр Розенбаум, который тоже хорошо знает Кумарина, сказал мне как-то в аэропорту, где мы пересеклись, что был у Володи, он что-то не важно выглядит, как бы не умер. С тех пор прошло, наверное, лет семь. Как видим, Кумарин жив и бодр. Мог еще умереть после покушения, но выкарабкался. У него характер-то есть!

О жизни и преступлениях «ночного губернатора» Петербурга читайте в материале «Новый приговор Барсукову-Кумарину: в СИЗО лидер «тамбовских» молился»

Источник: www.mk.ru