Японские мафиози выпустили первый номер журнала «для своих»

Опубликовано: 21.09.2021

Японские журналисты и полицейские в эти дни охотятся за первым номером журнала для якудза. Гангстеры крупнейшей группировки «Ямагути-гуми» выпустили издание, в котором пишут о поэзии, рыбалке, размышляют о традициях мафиози. Распространяется журнал только среди своих. Проникнуть в этот мир по-прежнему крайне сложно.

На первый взгляд, это обычный японский фестиваль — все выглядит мирно и благообразно. Вопрос, кто это все организовывает, здесь мало кого интересует, да и сами организаторы себя не афишируют. Это японская мафия — якудза. Такие праздники — одна из статей относительно легального дохода. Выручка за один вечер — около 30 тысяч долларов. Некоторых узнаешь сразу по характерным признакам. Это следы от харакири — якудза считают себя наследниками самурайских традиций.

Мизинцы отрубают или когда выходят из организации, или чтобы искупить вину за какой-нибудь проступок. Маджонг — смесь домино и покера — излюбленный досуг японской мафии. Якудза играют на деньги, и это еще один, уже нелегальный, источник дохода. Азартные игры на деньги в Японии запрещены законом. Здесь сразу видно, кто из них босс. Рисунки на теле они категорически отказываются называть татуировкой. Это не просто украшение, а признак принадлежности к касте избранных. Такая раскраска — гарантия того, что в тюрьме ты будешь в привилегированном положении. А за решетку так или иначе отправляются все якудза.

Торговые дела — это комбинации самых разных видов деятельности: сбыт наркотиков, оружия, сутенерство, рэкет, махинации с недвижимостью. И это уже — основной источник дохода. Как раз недавно хозяйка одного из баров в Нагое подала иск против главы второго по величине преступного синдиката Ямагуи-гуми. Правда, случилось это впервые за всю полуторавековую историю якудза.

Так выглядит типичная штаб-квартира группировки якудза: в окнах — пуленепробиваемые стекла. Здесь всегда — отряд телохранителей, готовых отправиться на дело по первому приказанию босса. Видеонаблюдение ведется круглосуточно. В общем, мой дом — моя крепость. Обитатели этого дома называют себя членами одной семьи, отношения внутри которой подчинены строгой иерархии.

Босс — по-японски — оябун. В дословном переводе — отец родной. Его слово — больше чем закон, ведь закон можно и нарушить. А здесь — возмездие неизбежно. И каждый босс пишет для своих «детей» кодекс чести в соответствии с собственными представлениями о добре и зле.

«Если я не могу дозвониться до члена группы, он изгоняется сразу, у нас также запрещено употреблять наркотики и совершать постыдные поступки вроде домогательств и изнасилований», — перечисляет босс клана Адзума-Гуми Кадзухидэ Кавагути.

В Японии свыше 20 группировок якудза. Сферы влияния поделены и зафиксированы негласным договором. Это — один из самых опасных районов Осаки. Он контролируется местной группировкой якудза. Здесь собирается криминальный элемент. Полиция сюда даже не заходит.

Трущобный квартал — самое надежное укрытие для тех, кто находится в розыске. Полицейскому появляться здесь смертельно опасно: если нападут толпой и виновников уже не найдешь. Поэтому якудза — это единственная гарантия относительного порядка.