Не бойтесь ответственности за происходящее вокруг

Опубликовано: 02.08.2022

Наш колумнист Галина Ратникова ответила на вопрос, который задал своим современника Лев Толстой

Моя первая колонка вызвала резонанс. Не скрою я этому одновременно и рада, и удивлена, тем как неправильно истолкованы мои слова. Но взглянув страху в лицо, теперь я могу продолжить свои рассуждения, полагая, что со временем, мои мысли обретут более четкий контур. Сама судьба помогает мне пробираться через дебри моих жизненных исканий и «поколенческий» поисков, давая знаки и направляя меня.

Так, именно на прошлой неделе, в мои руки попалась книга Льва Толстого «Исповедь», которая точно отражает мысли, которые проносятся в моей голове.

Вопрос, который я сформулировала в своей статье в отношении всего поколения, Лев Толстой уже ставил и звучал он так: «Есть ли в моей жизни такой смысл, который не уничтожался бы неизбежно предстоящей мне смертью?» и вот так: «Что выйдет из того, что я делаю нынче, что буду делать завтра, – что выйдет из всей моей жизни?»

И несмотря на то, многие сконцентрировали свое внимание на других словах моей первой статьи, на правах автора, я позволю себе «гнуть свою линию» и продолжу формулировать вопросы, которые волнуют меня.

Но перед этим, я расскажу вам одну историю. Десять лет назад, я впервые оказалась в детском доме в качестве волонтера. У меня была знакомая, а у нее еще одна знакомая. И как-то раз, они собрались в детский дом и пригласили меня с собой. Я не знала, чего ждать и к чему готовиться. Мы поехали в город Торжок Тверской области на нескольких машинах. До этого я никогда прежде не принимала участие в таких мероприятиях и не знала, чего ожидать. Можно сказать, что в некотором смысле мне было неловко, поэтому стараясь отвлечься от собственных мыслей всю дорогу мы проговорили на совершенно отвлеченные темы.

Когда мы приехали в детский дом, я увидела много маленьких, аккуратно причёсанных и одетых детей, которые были похожи на светящиеся лучики. Они были очень ласковыми, общительными, им хотелось внимания, и они были очень благодарными. Мы попили вместе чай, моя подруга подарила им книги, они выступили перед нами, и мы еще долго сидели и болтали не о чем.

И в тот момент, когда пришло время расставаться, они так трогательно обнимали нас, и так искренне просили побыть еще или приехать снова. Знаете, возникло такое чувство, когда ты понимаешь, что за эти несколько часов ребенок по-настоящему успел к тебе привязаться, но ты вынужден уехать. Сердце щемит, но ты вынужден улыбаться, говоря слова, которые принято говорить в такие моменты.

Едва мы сели в машину и тронулись с места, как у меня из глаз потекли слезы. Позже, когда я ездила со знакомыми в детские дома, которые как я тогда, впервые оказывались в подобных учреждениях, я часто сталкивалась с такой реакцией. Но в тот момент, я не понимала, что со мной происходит. Я плакала и боль в моем сердце была настолько сильной, что я не могла понять, как с этим жить дальше. Я не могла найти ни одной разумной причины, почему мир так не справедлив, и почему такие чудесные детки, похожие на солнечные лучики, должны жить, не имея ни одного родного человека на целом свете.

В тот день, мне очень повезло, что в машине был мой друг, который вырос в семье профессиональных психологов, и мог понять, что происходит.

Он поговорил со мной очень жестко, но именно такая его реакция дала мне возможность трансформировать боль в моем сердце в созидательную деятельность.

Он сказал мне в тот вечер всего одну фразу – «Ты плачешь потому что тебе жалко себя. Ты примеряешь их судьбу на себя и тебе больно. Но твои слезы и жалость никому не помогут. Если тебе кажется, что мир не справедлив к этим детям, в твоих руках изменить ситуацию. Продолжая же плакать, ты просто тратишь свои нервы без всякого смысл».

Тогда мне эта фраза показалась очень резкой, и мне хотелось возразить, поспорить, объяснить ему что я всего лишь девушка, которая не может отвечать за весь мир, мне хотелось искать виноватых, обвинять страну, родителей этих детей, Бога. И лишь спустя некоторое время, я поняла, как он был прав.

Эмоциональное потрясение в тот день, и ответ моего друга как ушат холодной воды, отрезвили меня и определили направление моей работы на последующие пять лет. Тогда, я создала инициативную группу помощи детям сиротам при Общественной палате РФ, проехала пятьдесят три региона России посещая интернаты и в последующем занималась этой темой уже в правительстве Тульской области.

Эту историю я так подробно описала здесь, только для того, чтобы каждый из тех, кто пытается «раскрыть мне глаза», на перебой рассказывая ужасные истории из жизни современной России, попробовал сместить угол зрения и посмотреть на себя, свою жизнь, и ответственную или безответственную позицию в отношении происходящего.

Я не живу в вакууме или «в розовых очках», я знаю боль и вижу несправедливость этой жизни, но мне обидно, когда я слышу все время слова уничижающие наши успехи и то, чем мы могли бы гордиться. Мне кажется, что важно фокусировать свое внимание не на кошмаре и ужасе. Нам это не поможет в том, чтобы построить мир, который мы хотим. Я понимаю, что это звучит наивно, но я очень дорожу этой своей чертой, и верю, что, концентрируясь на успехах, удачах, светлых моментах нашей жизни, стараясь делать так, чтобы их было больше мы будет формировать образ будущего, к которому хотим прийти.

Но если мы будем поливать страну грязью, говорить и думать, только о том, как все ужасно, и не пытаться изменить хоть немного, хотя бы жизнь вокруг себя, то мне страшно представить в какой стране предстоит жить нашим детям.

В психологии, в транзактном анализе, есть такое понятие как позиция взрослого, позиция ребенка и позиция родителя. И когда народ, поколение, и если хотите каждый из нас выйдет из позиции ребенка – беспомощного и бессильного, не способного взять ответственность за себя и за страну на себя, и встанет в позицию, если не родителя, то хотя бы взрослого, и начнет физически ощущать ответственность за происходящее вокруг, у нас будет совершенного другая жизнь.

И обращаясь не к детям, способным только критиковать, ныть или плакать от собственной беспомощности, а к взрослым, людям, готовым брать ответственность за себя и свою страну, я хочу поговорить о смыслах и их источниках.

Переформулируя Толстого, я задам вопрос так «Есть ли в жизни моего поколения такой смысл, который не уничтожался бы неизбежно предстоящей нам смертью?».

ИСТОЧНИК KP.RU

Источник: www.kp.ru