О ценах на водку и «агентах влияния»

Опубликовано: 07.08.2022

Поводом для разговора с Павлом Сергеевичем Шапкиным, руководителем Центра разработки национальной алкогольной политики, послужило сообщение, что с 11 марта с.г. в очередной раз повысилась цена бутылки водки. Впрочем, поднимается не цена, — считает наш собеседник. — Цена растет потому, что поднимаются ставки акцизов (они как раз и были повышены более чем на 30% с 1-го января). Зная о повышении ставок, производители сделали запас товарных остатков, которые и распродавались с начала года…

Павел ШАПКИН: Поэтому приказ об установлении новых индикативных цен (они показывают, что дешевле легальная продукция стоить не может) вышел с 11 марта. Эта пороговая цена нужна для правоохранительных органов и для самих продавцов, которые должны знать, что если они будут продавать дешевле, то будут лишены лицензий и привлечены к ответственности.

— Сейчас самогоноварение ненаказуемо уголовно и административно: гони себе…

Павел ШАПКИН: Знаете, я считаю, что хороших алкогольных напитков вообще не бывает: ничего хорошего в них нет. Понятно, что самогоноварение для личных нужд не запрещено; запрещена продажа. Но на рынке масса других проблем. А самое главное — наша нация пьет неумеренно, причем, крепкие напитки: мы — первые в мире по употреблению водки. За последние пятнадцать лет у нас в пять раз увеличилось потребление пива, а сейчас появились так называемые «пивные напитки»! Они вообще не похожи на пиво, — этот сегмент товаров производится и продается бесконтрольно, без лицензий…

Возникает вопрос, кому это выгодно? Оказывается, 85% рынка пива у нас контролируются четырьмя иностранными компаниями-лидерами; им же принадлежат порядка 90% производственных площадок в России… Вот им выгодно, чтобы русский народ пил как можно больше. Существует так называемый «Союз российских пивоваров»; на самом деле слово «российские» здесь неуместно. Это иностранцы, и они должны называться иностранныеми агентами, тем более что соответствующий закон у нас принят еще в 2012-м году… Мы обратились к президенту, чтобы он отдал поручение Минюсту о приостановке деятельности «Союза российских пивоваров», пока союз не будет внесен в реестр агентов…

— Разве это уменьшит количество гадости, которой травят наших людей?

Павел ШАПКИН: Обязательно! В Госдуму внесен законопроект, который вводит лицензирование производства и оборота пива; его вступление в силу предполагается в июле сего года. Мы поддерживаем этот проект; мало того, — «Росалкогольрегулирование» считает, что необходимо вводить лицензирование рыночной продажи всей алкогольной продукции, включая пиво. Единственная организация, которая может помешать принятию закона, — этот самый «Союз российских пивоваров». Если же закон будет принят, продажа пива в ближайшее время сократится процентов на двадцать пять…

Поводом для разговора с Павлом Сергеевичем Шапкиным, руководителем Центра разработки национальной алкогольной политики, послужило сообщение, что с 11 марта с.г. в очередной раз повысилась цена бутылки водки. Впрочем, поднимается не цена, — считает наш собеседник. — Цена растет потому, что поднимаются ставки акцизов (они как раз и были повышены более чем на 30% с 1-го января). Зная о повышении ставок, производители сделали запас товарных остатков, которые и распродавались с начала года…

Павел ШАПКИН: Поэтому приказ об установлении новых индикативных цен (они показывают, что дешевле легальная продукция стоить не может) вышел с 11 марта. Эта пороговая цена нужна для правоохранительных органов и для самих продавцов, которые должны знать, что если они будут продавать дешевле, то будут лишены лицензий и привлечены к ответственности.

— Сейчас самогоноварение ненаказуемо уголовно и административно: гони себе…

Павел ШАПКИН: Знаете, я считаю, что хороших алкогольных напитков вообще не бывает: ничего хорошего в них нет. Понятно, что самогоноварение для личных нужд не запрещено; запрещена продажа. Но на рынке масса других проблем. А самое главное — наша нация пьет неумеренно, причем, крепкие напитки: мы — первые в мире по употреблению водки. За последние пятнадцать лет у нас в пять раз увеличилось потребление пива, а сейчас появились так называемые «пивные напитки»! Они вообще не похожи на пиво, — этот сегмент товаров производится и продается бесконтрольно, без лицензий…

Возникает вопрос, кому это выгодно? Оказывается, 85% рынка пива у нас контролируются четырьмя иностранными компаниями-лидерами; им же принадлежат порядка 90% производственных площадок в России… Вот им выгодно, чтобы русский народ пил как можно больше. Существует так называемый «Союз российских пивоваров»; на самом деле слово «российские» здесь неуместно. Это иностранцы, и они должны называться иностранныеми агентами, тем более что соответствующий закон у нас принят еще в 2012-м году… Мы обратились к президенту, чтобы он отдал поручение Минюсту о приостановке деятельности «Союза российских пивоваров», пока союз не будет внесен в реестр агентов…

— Разве это уменьшит количество гадости, которой травят наших людей?

Павел ШАПКИН: Обязательно! В Госдуму внесен законопроект, который вводит лицензирование производства и оборота пива; его вступление в силу предполагается в июле сего года. Мы поддерживаем этот проект; мало того, — «Росалкогольрегулирование» считает, что необходимо вводить лицензирование рыночной продажи всей алкогольной продукции, включая пиво. Единственная организация, которая может помешать принятию закона, — этот самый «Союз российских пивоваров». Если же закон будет принят, продажа пива в ближайшее время сократится процентов на двадцать пять…