О чем рассказывают свидетели по делу Кокорина и Мамаева: Наркотики, удары ногами в голову и имитация половой близости

Опубликовано: 22.05.2022

Суд начал рассматривать дело футболистов по существу [видео]

Для футболистов Александра Кокорина и Павла Мамаева в Пресненском суде начался самый важный матч в жизни. Стартовал процесс, после которого спортсмены и два их друга могут угодить в реальную тюрьму на срок до 7 лет. И в первый же день, когда допрашивали свидетелей, прокурор сделала все, чтобы Кокорин и Мамаев поняли – тут им будет сложнее, чем в матче против любого «Реала».

Чемпионат мира? Нет — громче

Это только в триллерах судебные заседания – настоящее представление, с блистательными выступлениями обвинителей, адвокатов и обмороками в зале. В жизни это почти всегда тягучая история, набитая проволочками и опозданиями. Главное, что надо здесь уметь – это ждать. Например, автозак из тюрьмы с братьями Кокориным, Мамаевым и их другом Протасовицким подъехал где-то в 10.30. Заседание суда было намечено на 12:00, но началась на полтора часа позже. И все это время четверо подсудимых, а так же их семьи, торчали на каких-то тайных этажах Пресненского суда. А толпа журналистов осаждала вход в зал, где должно было начаться финальная часть этого шоу.

Десятки камер, ощетинившиеся микрофонами, фотографы, снайперски выцеливающие ценные кадры, толпа репортеров со смартфонами наперевес… Столько прессы в последний раз на событии, связанном с российскими футболистами, можно было встретить только на домашнем чемпионате мира в прошлом году.

Все они битый час, что задерживалась судья, не сводили глаз с двери с надписи «Проход закрыт». Именно оттуда должен был появится Александр Кокорин, Павел Мамаев и двое других подсудимых. Они так и вышли, и шествие замыкала большая черная служебная собака. Пес лениво махал с хвостом, и, кажется, благосклонно принимал вспышки фотокамер на свой счет.

«Отец, через месяц приходи»

Перед такими громкими процессами сначала в зал заводят подсудимых, а потом вдогонку к ним на несколько минут – телекамеры и репортеров для того, чтобы они сняли кадры Мамаева и Кокорина за решеткой. Футболисты, кажется, к этому привыкли, и воспринимают как разлевение . Мы фотографировали их. Они, глядя к нам в объективы, изучали нас. И о чем-то шутили между собой. Впрочем, в этом процессе время от времени улыбались все. Но были моменты, когда опять же всем было не до смеха.

Клетка, где находятся подсудимые небольшая – примерно 2 на 3 метра. Старший Кокорин садится редко, в основном стоит прислонившись к решетке, или облокотившись на спинку впереди стоящей скамейке. Возможно, травмированное колено, о котором то и дело говорят его адвокаты, дает о себе знать. Но при вопросе судьи он теряется и мямлит что-то невнятное.

А Павел Мамаев — в первом ряду. Они внимательным взглядом цепляет все, что происходит в зале. Иногда усмехается, иногда слушает, что ему шепчут товарищи, но кажется, что он из всей четверки именно он здесь больше всех готов сражаться за свое будущее. И он лучше всего понимает, что здесь сейчас будет происходит: обвинение собирается доказывать, что футболисты и их товарище действовали «по преступному сговору».

И по всему выходит, что цена этих двух простых слов «преступный сговор» — реальный срок.

О чем рассказывают свидетели по делу Кокорина и Мамаева: Наркотики, удары ногами в голову и имитация половой близости

Григорян, друг Кокорина

А решаться все будет в небольшой зале. В нем выставлены столы буквой «П». Линейка адвокатов сидят напротив обвинителя — эффектной женщины, которая передвигается на высоченных каблуках и в сопровождении огромного ОМОНовца. Он здесь, возможно, для того, чтобы отбиться от агрессивных фанатов. Вот только вокруг нет ни одного болельщика. Только какой-то потертый мужичок в свитере с символикой сборной Германии бережно прижимал к себе пакет с пластиковыми бутылками, и отчаянно пытался узнать чем все закончится.

— Отец, через месяц приходи. Как раз к приговору успеешь, — посоветовал ему кто-то из журналистов.

Месяц не месяц, но процесс будет точно долгим. 25 томов уголовного дела. 45 свидетелей. И возможный срок — до 7 лет лишения свободы.

Битвы в судах — это все равно что матчи российского футбола — такие же нудные, неторопливые, но все равно упорные. Иногда смысл их теряется где-то на втором часу. Но каждый из адвокатов, обвинитель и судья, как в шахматах, четко понимают зачем задается тот или иной вопрос.

Адвокаты требовали смотреть видео, снятое разным уличными камерами и в кафе – видимо так не все так страшно, как все вокруг рассказывают. Прокурор жестко настаивала сначала на допросе свидетелей. Через полчаса, когда суд вызвал Карена Григоряна, друга Кокорина, что был с подсудимыми в ту ночь, стало понятно почему.

«Я таких петухов не вожу!»

Под градом вопросов обвинителя Карен Григорян короткими ответами, как художник мелкими штрихами, обрисовывал происшедшее. И постепенно выступала такая картина: теплая компания из четырех нынешних подсудимых, двух их друзей (Григоряна и Куропткина) и нескольких девушек, вышла из клуба «Эгоист». В этот момент одна из дам решила, что припаркованный тут же «Мерседес» — это такси, и с вопросом «ты нас повезешь?» села туда.

Водитель, тот самый пострадавший Виталий Соловчук, обернулся и сказал: «Я таких петухов не вожу!».

– Мамаев сказал, чтобы тот повторил. Сказал, что нельзя так разговаривать. Дальше тот его ударил, — рассказывал свидетель.

– Итак, первым кто нанес удар? Водитель? – сомневалась прокурор.

– Да. Ударил Мамаева в область лица.

– Что дальше было?

– Мамаев хотел ударить, но не попал.

Вот тут весь зал поверил свидетелю безоговорочно. «Хотел ударить, но не попал» — это про наших футболистов.

Дальше водитель бегал, Кокорины и Мамаев гонялись за ним, падали, ловили. Потом пару раз долбанули ногой.

— В область бедра! — утверждал свидетель. (Ну точно наш футбол).

— Точно бедра?! — не отставала обвинитель. И сыпала дополнительными вопросами.

– А где были девушки? – спрашивала прокурор

О чем рассказывают свидетели по делу Кокорина и Мамаева: Наркотики, удары ногами в голову и имитация половой близости

– Подошли и отталкивали ребят.

– Никто из девушек не лег на водителя, чтобы закрыть его своим телом?

– Одна присела рядом с водителем.

Но настоящая «жара» началась, когда дело дошло до эпизода «Кофемании», где, как известно, чиновник Пак поулчил от Кокорина стулом.

«Спускалась ли девушка под стол к Кокорину, имитируя ласки?»

Туда компания добралась в том же составе. В том числе и девушкой, которая «присела рядом с водителем».

— Была ли у этой девушки имитация интимной близости с Кокориным-младшим? – слегка стесняясь поинтересовалась прокурор.

— Я не знаю что для вас имитация, — отбивался Григорян.

— Садилась ли она верхом на Кокорина? – выкладывала прокурор еще одну свою карту.

— Да, — Григоряну крыть было нечем.

— Целовались ли они?

— Да.

— Спускалась ли девушка под стол к Кокорину, имитируя ласки? – кажется, пошли козыри.

— Не помню.

— Присаживался ли кто-то из мужчин на Кокорина-старшего? – вот это уже был козырной туз.

— Да, Куропаткин, — сдался свидетель.

— Что в этот момент делал Мамаев?

— Кушал.

Потом правда, выяснилось, что Мамаев периодически лежал, а сверху на нем сидела другая девушка. И по всему выходило, что та вечерника постепенно приобретала характеристику грандиозной даже по градации российских футболистов. Но в зале, где сидела жена футболиста Алана Мамаева, и подруга Кокорина Дарья Валитова, наверняка так считали далеко не все.

Употреблял ли кто-то психотропные препараты?

Не известно, сколько козырей у прокурора, но явно у нее там не одна колода. И очень может быть, что мы много не знаем об этом деле.

— Употреблял ли кто-то психотропные препараты? – у обвинителя вопросы не собирались заканчиваться.

— Я не видел.

— Втирала ли в десны девушка что-то из того, что вы ей передавали?

— Я передавал?! – возмутился Григорян. Но, возможно, этот вопрос был задан для того, чтобы всем, и ему тоже, стало понятно: с клеткой, где сидят его друзья, Григоряна может разделяет не такое уж и большое расстояние.

Но это был только первый свидетель. А допрос его занял более трех часов.

«Давайте уже видео», — шептались журналисты в зале. Кажется, это как раз тот случай, когда действительно важнее увидеть, чем услышать, даже с такими вопросами. Тем более, что показания остальных просто зачитывали. «Петухи» мелькали и в тех документах. Но пикантных деталей и так на этот день хватало.

Что принесет следующие заседания после такого бурного начала? Мы можем этого и не узнать — в суде планируют их сделать закрытыми. А жаль.

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

«Надеюсь, что жена увидит»: Павел Мамаев сколотил команды из сокамерников и забил в «Бутырском матче» 7 голов

Скандальный полузащитник «Краснодара» играл то за одну, то за другую команду (подробности)

ИСТОЧНИК KP.RU

Источник: www.kp.ru