Ужесточение по религиозному признаку

Опубликовано: 19.09.2022

В социальных сетях появляются сообщения о давлении на заключенных-мусульман, соблюдающих пост

Священный месяц Рамадан — месяц обязательного соблюдения ритуалов и жесткого поста, для заключенных, преимущественно кавказских национальностей, стал настоящим испытанием. В социальных сетях все чаще стали появляться воззвания о помощи от родственников и знакомых тех, кто находится «в местах не столь отдаленных», особенно в северных и центральных российских регионах.

Жалобы на дискриминацию по национальному признаку и религиозной принадлежности поступали и ранее. Но именно в месяц, священный для мусульман, запрет тюремными начальниками на чтения Корана или наказание за плохую работу для тех, кто весь световой день отказывается от питья и еды и, как следствие, плохо работает, воспринимается острее. Однако правозащитники говорят, что даже с доказательствами на руках они мало чем могут помочь.

Сказано не читать

Пользователи из группы помощи заключенным сообщают об инциденте, произошедшем недавно в исправительной колонии № 12, располагающейся в поселке Шексна Волгоградской области. Сотрудниками тюрьмы был избит узбек — за то, что был застигнут в неурочное время за чтением Корана. Это вызвало такую агрессию со стороны сотрудников тюрьмы, что был избит не только сам заключенный, но началось и глумление над святой книгой.

«Они начали рвать листы Корана и, бросая под ноги, начали топтать их. Однако на этом они не остановились. Свои кощунственные действия они продолжили тем, что начали принуждать заключенного, чтобы тот тоже начал топтать Коран. Когда он отказался, спецназовцы вновь начали избивать его, после чего заключенный был отправлен в карцер, якобы за неповиновение сотрудникам исправительной колонии», – пишет пользователь Facebook Умар Буттаев.

Он же сообщает, что заключенные ИК-12 жалуются, что подобное отношение к мусульманам колонии продолжается долгое время. «Любое проявление ислама воспринимается крайне агрессивно. В частности, заключенных не раз избивали за совершение молитв или чтение Корана, а также заставляли сбривать бороду. За неподчинение приказам, соответственно, их либо избивают, либо отправляют в карцер. Если притеснение в их адрес казалось не таким серьезным делом, то в случае издевательства над священной Книгой мусульман заключенные посчитали, что совершившие это злодеяние люди должны быть уволены с места работы и наказаны», – рассказывает он со ссылкой на своих знакомых в этом исправительном учреждении.

Большая разница

За то, чтобы осужденные мусульмане отбывали наказание в своем регионе, уже много лет борются разные правозащитные организации. Есть и таковая возможность, предусмотренная законодательством. Один из пунктов «Инструкции о порядке направления осужденного для отбывания наказания» позволяет каждому осужденному оставить за собой право отбывать наказание там, где он был признан виновным и приговорен, либо по месту своего жительства. Как утверждают юристы, изучавшие вопрос, перенаправить заключенного в какие-либо другие субъекты Российской Федерации при определении места отбывания наказания имеют право только по его собственному желанию.

«Распределение по тем правилам, которыми пользуются в службе исполнения наказания, как правило, вообще ничем не мотивировано. Очень большое количество людей направляют отбывать наказание именно в отдаленные северные субъекты Российской Федерации.

Все заключенные, которые содержатся в чужих для них регионах, неизбежно сталкиваются с рядом проблем. Даже исполнение пятикратной молитвы – это уже проблема, потому что для заключенного это исполнение обязанности перед Всевышним, а для надзирателя — нарушение режима на объекте. Как известно, при строгом режиме все действия тех, кто в заключении, очень строго регламентируются», – рассказывает Заур Магомедкадыров. За свою практику он многократно вступался за права кавказцев-мусульман. Ныне он — активист одного из благотворительных правозащитных движений, помогающих собирать передачи тем, кто волею судьбы отбывает наказание в дали от дома.

Тюрьма – это опасно

В социальных сетях уже много сообществ, объединенных целью поддержать заключенных. «Сейчас модно говорить, мол, там вам не курорт, наказание надо отбывать, а не жаловаться. Я согласен, что это не курорт, но и не место, в котором вас должны убить. По сути, все эти содержания в карцере и наказания — это завуалированные пытки. Медленное убийство. Я уже не говорю о том, что непосредственно кавказцы, находясь в тюрьмах, из-за своей национальности и только лишь оттого, что они мусульмане, уже приговорены к смерти, – рассказывает Магомедкадыров. – Во-первых, жителей «некавказских», если можно так выразиться, регионов слишком долго учили ненавидеть нас. А во-вторых, не надо забывать важного момента: большая часть надзирателей, охранников и соглядатаев, работающих в тюрьмах, – люди, прошедшие чеченскую войну, прошедшие Афган. А значит, патологически ненавидят мусульман», – утверждает адвокат.

Он заявляет, что его слова не голословны. Утверждает, что в доказательство может привести десятки историй, начиная с Чувашии и заканчивая Ямало-Ненецким автономным округом. В Мордовии, например, одного из заключенных за чтение Корана, не в слух, а просто в то время, когда заключенным положено спать, отправили в ШИЗО – штрафной изолятор. Затем его же, за попытку совершить молитву, снова в ночное время, отправили в карцер.

«Правозащитники не имеют ни прав, ни полномочий заходить в СИЗО и проверять там условия содержания заключенных, даже при том, что в их уставе прописана именно таковая деятельность. Правозащитники, юристы, все защищающие организации могут подключаться только при условии наличия на руках заявления от осужденного или от родственника заключенного. Их запугивают в тюрьмах, истязают и унижают, угрожают, что в случае огласки хуже будет, – рассказывает Заур. – Кое-какие полномочия имеют наблюдательные комиссии, но к приезду делегации сотрудники чаще всего умело заметают следы своих действий, а запуганные заключенные вынуждены говорить, что у них все хорошо».

«Слишком много хотят!»

Другой юрист, подполковник в отставке Николай Семеновский – бывший сотрудник пенитенциарной системы, напротив, уверен, что все жалобы на несоблюдение прав заключенных по религиозным признакам надуманны и нагнетаются только для того, чтобы убедить общественность перевести заключенных по месту проживания, а значит, смягчить наказание.

«Рука руку моет. Им на север и ездить далеко, и дорого, и повлиять ни на что не могут, а дома у себя у них и куначество и знакомства, все схвачено. Что значит пост? Ты в монастырь прибыл или наказание отбывать? Христиане, вон, тоже постятся, и ничего, наравне со всеми работают!» – заявил он в беседе корреспонденту «Кавказской политики». После разъяснения ему особенностей поста в Исламе он не изменил своего отношения к вопросу: «Я вообще против такого разделения, у нас в стране религия отделена от государства. Отбывать наказание – это значит отбывать наказание».

Спорный вопрос давно обсуждается общественниками, и робко звучащие ранее просьбы о помощи набирают обороты, становясь настоящим гласом возмущения. Возможно, когда-то правозащитникам удастся добиться пересмотра этого вопроса. Сами они в это верят.